Орденъ Мартинистовъ

Его происхожденіе, цѣли, значеніе и краткій очеркъ его исторіи

Mystères du royaume de Dieu, vous ètes moins inexprimables que les mystères du royaume des homme. (Cl.de Saint-Martin — «L’homme de dèsir».

I

Орденъ Мартинистовъ, основанный Martines de-Pasqually въ 1760 г., въ нынѣшнемъ своемъ состояніи долженъ считаться синтетическимъ продуктомъ трехъ основныхъ вліяній, пережитыхъ имъ въ хронологической послѣдовательности и твердо установившихъ его нынѣшнее міросозерцаніе.

Первое вліяніе, или Мартинезизмъ, принадлежитъ самому основателю Ордена, ученику высоковдохновеннаго Сведенборга.

Послѣдній не только устно и посредствомъ книгъ распространялъ ученіе, добытое имъ путемъ откровенія, не только примѣнялъ ритуалъ, вытекавшій изъ этого ученія, но еще съумѣль создать христіанскій свѣтскій рыцарскій Орденъ съ опредѣленными іерархическими ступенями, общимъ планомъ которыхъ авторъ, безъ сомнѣнія, также обязанъ участію Невидимыхъ Силъ.

Martines принадлежалъ къ числу этихъ рыцарей Христа и неутомимо, въ широчайшихъ размѣрахъ, продолжалъ дѣло своего учителя, распространяя Иллюминизмъ. Онъ внесъ въ это дѣло высокій престижъ своей мистической власти, выражавшейся особенно рѣзко при магическихъ операціяхъ сношенія съ невидимыми сущностями высшихъ плановъ.

При помощи этихъ сношеній онъ старался нравственно и духовно укрѣпить и усовершенствовать своихъ учениковъ, для чего, показавъ имъ возможность общенія съ этими сущностями, путемъ пламенной молитвы и строго-правильнаго примѣненія ритуала Высшей Магіи, — добивался отъ нихъ умѣнія самостоятельно вызывать эти явленія, и только при наличности этого умѣнія признавалъ ихъ посвященными въ одну изъ трехъ высшихъ степеней Ордена, іерархія котораго по плану ничѣмъ не отличалась отъ установленной Сведенборгомъ1.

При выборѣ адептовъ своего ученія, Martines останавливался на людяхъ, уже достигшихъ значительнаго подъема нравственности.

Трудность достиженія трехъ высшихъ степеней Ордена усугублялась характеромъ обстановки вызова проявленія силъ. Martines стоялъ за вызовы при полномъ освѣщеніи, безъ помощи постороннихъ медіумовъ или искусственныхъ средствъ воздѣйствія на организмъ для предрасположенія его къ галлюцинаціямъ.

При осуществленіи задачи нравственнаго и духовнаго подъема своихъ учениковъ, онъ тщательно и твердо рѣшился освободиться отъ всякаго вліянія католическаго клерикализма, столь мощнаго въ то время вліяніемъ іезуитовъ.


Второе вліяніе слѣдовало-бы именовать Виллермозизмомъ, по имени Willermoz (J. В.), занимавшаго въ шестидесятыхъ годахъ XVIII столѣтія видное мѣсто среди представителей тогдашняго масонства.

Здѣсь умѣстно будетъ указать на взаимоотношенія Масонства и Иллюминизма въ XVII и XVIII столѣтіяхъ.

Въ 1646 году Братство Розенкрейцеровъ, бывшее хранителемъ и ревнителемъ тайныхъ преданій, такъ называемаго, Западнаго Посвященія, поручило нѣсколькимъ своимъ сочленамъ учредить Орденъ, имѣющій выполнить задачи:

Во-первыхъ — укрѣпить и по возможности широко распространить въ человѣчествѣ довѣріе къ эзотерическому ученію, уваженіе къ его символамъ и къ той нравственной и духовной подготовкѣ, безъ которой невозможно усвоеніе основъ Эзотеризма.

Во-вторыхъ — обезпечить храненіе и передачу элементовъ символизма въ должной чистотѣ и неприкосновенности.

Въ третьихъ — создать среду, развитую въ моральномъ и духовномъ отношеніи, съ тѣмъ, чтобы изъ нея впослѣдствіи заимствовать будущихъ адептовъ христіанскаго Иллюминизма.

Главными дѣятелями по созданію масонства въ то время были Ashmole и Fludd.

Масонство, такимъ образомъ, обязанное происхожденіемъ своимъ Иллюминизму, впослѣдствіи пережило много историческихъ вліяній и внесло въ свой строй рядъ элементовъ, постороннихъ Иллюминизму и отчасти даже расходящихся съ его задачей.

Масоны скоро пріобрѣли наклонность къ внесенію въ свой обиходъ стремленій политическаго характера. Это стремленіе ввело въ ритуалъ многихъ Капитуловъ и Ареопаговъ символическія указанія на элементъ кровавой мести на политической подкладкѣ и тѣмъ конечно подорвало, кромѣ чистоты символизма, еще и его строго-христіанскій характеръ.

Помимо этого, часть масонства удалиласъ отъ правильнаго пониманія іерархіи, придавая преувеличенное значеніе выборному началу и дѣлая попытки освободиться отъ вліянія Иллюмиинзма. Во-всякомъ случаѣ, въ настоящее время даже правовѣрное масонство, признающее авторитетъ Иллюминизма, часто не свободно отъ политическихъ тенденцій.

Во-времена Willermoz’a Ліонскія ложи успѣшно выполняли первоначальное назначеніе масонства и были чужды стремленій къ сектаризму и разрушительному политиканству, всегда осуждавшимся представителями Иллюминизма.

Въ 1765 году Willermoz былъ поставленъ во-главѣ ложи отборныхъ членовъ масонства (Elus Cohens), удостоенныхъ посвященія въ тайны Иллюминизма.

Занятія этой ложи сводились къ коллективной молитвѣ и всяческимъ сношеніямь съ невидимымъ міромъ. Сущность, наиболѣе дѣятельно просвѣщавшая членовъ ложи, называлась ими le Philosophe Inconnu (Невѣдомый Философъ).

Резюмируя дѣятельность Willermoz’a, мы, съ одной стороны, должны отмѣтить его высокій спиритуализмъ, пламенную вѣру въ Божественнаго Искусителя и всепокорность Божіей волѣ; съ другой стороны — его постоянную наклонность къ формированію группъ и товариществъ лицъ, посвятившихъ себя задачѣ подъема духовныхъ силъ.

Эта наклонность объясняется долгимъ пребываніемъ его въ масонствѣ и привычкой къ строю послѣдняго. Къ ней относится и дѣятельность Willermoz’a по созыву т.н. Масонскихъ Конвентовъ.


Третьимъ въ хронологической послѣдовательности является вліяніе Louis-Claude de Saint-Martin’а, также ученика Martines de-Pasqually.

Этому вліянію по справедливости и слѣдуетъ приписывать завершеніе плана великаго дѣла, задуманнаго его предшественниками. Willermoz усердно занимался организаціей кружковъ и группъ посвященныхъ, но за то недостаточно заботился объ организаціи частнаго, такъ называемаго «свободнаго», посвященія отдѣльныхъ лицъ.

Saint-Martin съумѣлъ восполнить этотъ пробѣлъ и дать широкое распространеніе послѣднему методу, оказывающемуся весьма удобнымъ во-многихъ случаяхъ, исключающихъ возможность созданія ложъ и группъ. Можно съ нѣкоторымъ основаніемъ утверждать, что дѣятельность «свободныхъ посвятителей» (Initiateurs libres) имѣла въ его глазахъ большее значеніе, нежели другіе пріемы пропаганды Иллюминизма. Въ обширныхъ странахъ съ рѣдкимъ культурнымъ населеніемъ, а равно и въ центрахъ, гдѣ таковое заключаетъ въ себѣ людей слишкомъ разнообразныхъ классовъ, профессій и тенденцій, устройство ложъ встрѣчаетъ почти непреодолимыя затрудненія; дѣятельность-же «свободныхъ посвятителей» можетъ при тѣхъ-же условіяхъ быть весьма успѣшной.

Убѣжденный почитатель своего учителя, Saint-Martin съумѣлъ освѣтить его ученіе высоко спиритуалистическими толкованіями и характеризовалъ «посвященіе», даваемое имъ своимъ послѣдователямъ, какъ «пламенное исканіе духовнаго сближенія съ Божествомъ въ лицѣ Искупителя».

Въ поискахъ за наиболѣе яркимъ и отчетливымъ представленіемъ путей къ таковому сближенію, Saint-Martin усердно занимался подборомъ и изученіемъ тетрадей, заключавшихъ въ себѣ откровенія, преподанныя упомянутой нами сущностью, названной учениками Willermoz’a «Le Philosophe Inconnu».

Книга «Erreurs et Vérité» почти цѣликомъ должна считаться продуктомъ этихъ откровеній. Изъ другихъ сочиненій Saint-Martin’a необходимо указать на «Tableau Naturel des rapports qui existent entre Dieu, lHomme et lUnivers», «LHomme de Désir», «Les Nombres», «Le Crocodile».

Просвѣтительная дѣятельность Saint-Martin’a до такой степени была связана съ упомянутыми откровеніями, что впослѣдствіи доброжелатели-учителя заставили его подписать всѣ свои анонимныя сочиненія псевдонимомъ «le Philosophe Inconnu».

Путь къ «посвященію», такъ высоко характеризованному вышеприведеннымъ опредѣленіемъ, могутъ быть, по мнѣнію Saint-Martin’a, разысканы каждымъ въ своемъ сердцѣ, при помощи размышленія и созерцанія, ведущихъ къ глубочайшему пониманію роли человѣчества въ связи съ исторіей его грѣхопаденія и обновленія.

Онъ оставилъ цѣлый рядъ поученій о томъ, какъ должна проявляться христіанская любовь къ ближнему въ различныхъ случаяхъ, какъ долженъ себя держать и какъ долженъ мыслить и чувствовать тотъ, кто хочетъ имѣть просвѣтительное и облагораживающее вліяніе на другихъ; какими христіанскими средствами и пріемами слѣдуетъ бороться съ матеріализмомъ, атеизмомъ и анархіей.

Роль страданія, какъ элемента очистительнаго для человѣческой души, быть можетъ, никѣмъ не была выяснена въ той полнотѣ, которую съумѣлъ ей придать авторъ «LHomme de Désir».

Martines de Pasqually, какъ было указано, можетъ считаться типичнымъ магомъ въ своихъ пріемахъ сношенія съ невидимымъ міромъ. Въ трудахъ Saint-Martin’a преобладаетъ, такъ называемый, теургическій элементъ.

Человѣкъ, съумѣвшій очистить и возвысить себя, свои помыслы, желанія, стремленія можетъ на извѣстной ступени развитія настолько проникнуться вѣрою, настолько примѣниться къ гармоніи высшаго, духовнаго, Божественнаго закона, что дѣлается активнымъ участникомъ тѣхъ вліяній, которыми высшіе подпланы духовнаго міра споспѣшествуютъ эволюціи вселенной и человѣка, то есть какъ-бы участвуетъ въ работѣ этого плана, или дѣлается теургомъ. Молитва теурга проявляется, такимъ образомъ, силою въ духовномъ планѣ.

Всякая чистая, пламенная, сознательная, умѣстная и правильно направленная молитва несомнѣнно носить въ себѣ теургическій элементъ.

Со-стороны символизма слѣдуетъ отмѣтить, что чисто христіанскій характеръ ученія Saint-Martin’a, особенно выдвигавшій значеніе дѣятельности Божественнаго Искупителя во-всѣхъ планахъ, подарилъ Ордену часть нынѣшнихъ его символическихъ эмблемъ.

Итакъ, резюмируя сказанное о Claude de Saint-Martin’ѣ, мы приходимъ къ заключенію, что ему принадлежитъ заслуга какъ внѣшней, такъ и внутренней реорганизаціи Ордена, давшей послѣднему возможность стать хранилищемъ нѣкоторыхъ преданій, обогатиться рядомъ сочиненій по Христіанской Теургіи, укрѣпиться въ чистомъ символизмѣ, установить планомѣрную подготовку будущихъ адептовъ Высшей Магіи и Герметизма, и, совокупностью всѣхъ этихъ преимуществъ всячески способствовать физическому, нравственному и духовному усовершенствованію человѣчества.

Вотъ почему по справедлівости Орденъ можетъ и долженъ носить его имя, вотъ почему въ эмблематическихъ заголовкахъ оффиціальныхъ документовъ Ордена послѣ уже указанной надписи стоятъ буквы S. L. A. du Phil… Inc… N. V. М. (sous les auspices du Philosophe Inconnu Notre Vénirable Maitre)2.

II

Мартинисты въ настоящее время представляютъ изъ себя христіанскій свѣтскій рыцарскій орденъ. Цѣль Мартинизма создавать людей, высоко развитыхъ духовно и нравственно, способныхъ вліять на другихъ въ томъ-же направленіи и вполнѣ подготовленныхъ къ воспріятію и примѣненію какихъ-бы то ни-было возвышенныхъ ученій.

Преподаваніе какой-бы то ни-было Каббалы (Преданія), Западной или Восточной, не составляетъ, строго говоря, непосредственной задачи Ордена, какъ коллективности. Отдѣльные члены Ордена, достигнувъ достаточной степени развитія, съумѣютъ сами избрать предметъ занятій въ этой области.

Задача эта, конечно, облегчается для нихъ тѣми подготовительными указаніями и руководящими разъясненіями общетрадиціоннаго, библіографическаго и историческаго характера, которыя они получаютъ отъ старшихъ и болѣе опытныхъ сочленовъ, а равно и возможностью сношеній съ группами, братствами и товариществами, спеціально посвятившими себя задачѣ проникновенія въ догму и практику каббалистическихъ и герметическихъ знаній; но, поспѣшимъ прибавить, серіозная и плодотворная работа въ этой области далеко не всѣмъ по плечу, и очень многіе мартинисты довольствуются болѣе скромнымъ поприщемъ воздѣйствія на ближнихъ въ смыслѣ подъема нравственныхъ и духовныхъ силъ и отраженія этого подъема на поприщѣ частной и общественной дѣятельности человѣческихъ индивидуальностей.

Упомянутый нами духовно-нравственный подъемъ своихъ членовъ Орденъ Мартинистовъ осуществляетъ, главнымъ образомъ прививая имъ слѣдующія идеи:

  1. Глубокое проникновеніе догматомъ воплощенія Божественнаго Искупителя.
  2. Идею строгаго и полнаго уваженія къ закону іерархическаго начала во-вселенной и въ человѣчествѣ.
  3. Идею необходимости активной, но высоко христіанской, исключающей насиліе и всякую месть, борьбы съ лженачалами, тормозящими проявленія упомянутаго закона и искажающими чистоту приведеннаго догмата, какъ-то матеріализмомъ, крайнимъ позитивизмомъ, анархіей, безпечностью и невѣжествомъ.

Проникновеніе догматомъ воплощенія Слова влечетъ за собою для членовъ Ордена запретъ всякой близости и всякаго систематическаго общенія съ какими-бы то ни было сущностями любого плана вселенной, не исповѣдующими этого догмата, и этимъ вполнѣ опредѣляетъ характеръ теургіи Cl. de Saint-Martin’а.

Злоупотребленіе вызовами, такъ называемыхъ, злыхъ сущностей астральнаго плана, подъ предлогомъ изученія демонологіи, конечно подлежитъ осужденію съ этой точки зрѣнія; да и вообще всякое проникновеніе адепта въ т.н. низшіе подплавы астральнаго плана должно съ точки зрѣнія Мартинизма объясняться и оправдываться какой-либо настоятельной необходимостью въ цѣляхъ науки и добра, а не личнаго любопытства оператора и ужъ конечно не соображеніями личнаго эгоизма утилитаризма низшаго разбора.

Рыцарь Jehoschouah долженъ всегда оставаться вѣрнымъ своему девизу, красующемуся на эмблемѣ Ордена, и не только въ поступкахъ, но даже въ отвлеченнѣйшихъ размышленіяхъ и разсужденіяхъ оставаться христіаниномъ въ строгомъ и полномъ смыслѣ этого слова. Его Теософія и Магія должны быть строго христіанскими, его общественная дѣятельность и частная жизнь должны отражать тѣ-же принципы.

Идея іерархическаго начала проводится, согласно даннымъ эзотерическаго ученія и при томъ въ самой настоятельной и полной формѣ. Исходя изъ принципа управленія низшихъ плановъ высшими, Мартинизмъ не ограничивается примѣненіемъ іерархизма въ области ученія о духовномъ, астральномъ и физическомъ строѣ вселенной и тщательнымъ проведеніемъ начала въ области управленія и завѣдыванія самимъ Орденомъ и подобными ему коллективностями. Онъ настоятельно и упорно рекомендуетъ своимъ членамъ проводить это начало въ ихъ общественной и государственной дѣятельности въ строѣ семьи и въ воспитательной дѣятельности. Онъ тщательно предостерегаетъ отъ увлеченій выборнымъ началомъ и принципомъ сужденія по большинству голосовъ въ вопросахъ управленія коллективностями и въ этомъ опять расходится съ франк-масонствомъ, придающимъ упомянутымъ элементамъ преувелнченнное значеніе.

Въ вопросѣ о борьбѣ съ дурными направленіями, учители Ордена строго предостерегаютъ своихъ учениковъ отъ безцѣльнаго, празднаго осужденія ближняго и опрометчиваго сужденія о его поступкахъ, порождающаго гордость и самодовольство.

Еще опаснѣе по ихъ мнѣнію неосновательная критика поступковъ іерархическихъ властей, ибо она не только грѣшитъ противъ лицъ, но пагубно отзывается на мышленіи коллективностей, подрывая авторитетъ власти и искажая идею іерархическаго принципа, столь дорогого всякому мартинисту, обязанному уважать всякую власть въ сферѣ ея проявленія, будь она государственная, духовная, общественная или патріархальная.

Въ противовѣсъ матеріализму, Орденъ проводитъ высоко-спиритуалистическія идеи своихъ учителей, самоотверженныхъ борцовъ XVIII столѣтія. Проводятся эти идеи на почвѣ могучаго синтеза традиціонныхъ ученій западнаго эзотеризма, но при этомъ тщательно отмѣчаются ошибки тѣхъ тайныхъ братствъ и масонскихъ Капитуловъ, въ ритуалъ которыхъ прокрались символическія или словесныя указанія на элементъ кровавой мести или безповоротнаго осужденія ближняго.

Мартинистъ долженъ бороться лишь тѣми средствами, которыя даютъ надежду на исправленіе и обращеніе ближняго, на возвышеніе и просвѣщеніе грубой и невѣжественной среды. Онъ скромный рыцарь Милосерднаго Христа, а не судья и грозный мститель. Онъ дѣйствуетъ убѣдительнымъ словомъ и хорошимъ примѣромъ, а не гордостью или угрозами.

Элементъ лѣности и безпечности мартинистъ съумѣетъ побороть въ себѣ и другихъ сознаніемъ долга своего по отношенію къ Создателю своему, человѣчеству и всему міру.

Рыцари Христа конечно признаютъ и глубоко чтутъ всякую Церковь и всякое духовенство, исполняющее свое прямое назначеніе, но не могутъ не высказывать открыто недовѣріе духовнымъ лицамъ, какъ напримѣръ папамъ, желающимъ себѣ присвоить чисто-свѣтскую власть лицемѣріемъ и интригой, и этимъ прямо тормозящимъ просвѣтительную и спасительную дѣятельность христіанства въ исторіи человѣчества, подрывая авторитетъ представителей Церкви.

III

Орденъ управляется Верховнымъ Совѣтомъ и его Уполномоченными и никакимъ другимъ международнымъ Посвятительнымъ центрамъ и организаціямъ не подчиненъ.

Орденъ Мартинистовъ принадлежитъ, къ такъ называемымъ, тайнымъ обществамъ посвященія. Здѣсь умѣстно будетъ выяснись значеніе слова «Тайный» въ таковыхъ наименованіяхъ.

Многіе по незнанію переводятъ слово тайный словами неизвѣстный правительствамъ тѣхъ странъ, въ которыхъ распространяется ученіе. Такое пониманіе весьма ошибочно. Орденъ Мартинистовъ тайный не для правительствъ, которымъ отлично извѣстны соотвѣтственные уполномоченные и ихъ дѣятельность, а для профановъ, которымъ, въ виду ихъ неподготовленности, знаніе элементовъ посвященія въ той формѣ, въ какой оно предлагается Орденомъ, могло-бы оказаться вреднымъ, будучи ложно понято и перетолковано. Для пониманія самого элементарнаго символизма, уже нужна извѣстная интеллектуальная и моральная подготовка. Неумѣлое обращеніе незрѣлыхъ людей съ истинами, ведущими въ область эзотеризма, принесло-бы человѣчеству вредъ, а не пользу. Неправильное пониманіе нравственныхъ принциповъ, неразрывно связанныхъ съ упомянутой подготовкой, подорвало-бы вѣру въ ихъ примѣнимость.

Съ другой стороны, открытая явная дѣятельность младшихъ членовъ Ордена, во-славу Искупителя и на духовную пользу человѣчества, могла-бы пробудить въ нихъ чувство гордости и тѣмъ помѣшать правильному выполненію и пониманію ими своего долга.

Вотъ какъ надлежитъ понимать слово тайный въ примѣненіи къ Ордену.

Лица, вступающія въ Орденъ3, іерархически подчинены Верховному Совѣту и его представителямъ во-всѣхъ вопросахъ, связанныхъ съ дѣятельностью и прямымъ назначеніемъ Ордена. Здѣсь необходимо отмѣтить, что подчиненіе это распространяется лишь на сферу дѣятельности отъ имени или во-имя Ордена. Мартинисты, какъ частныя лица или какъ государственные дѣятели, нисколько не теряютъ свободы словъ и поступковъ, отвѣтственны въ послѣднихъ лишь передъ своею совѣстью и въ любой моментъ могутъ свободно покинуть Орденъ. Этимъ Мартинизмъ отличается отъ многихъ установленій масонскаго и лже-масонскаго характера, въ которыхь отъ вступающихъ требуютъ клятвы безусловнаго повиновенія начальникамъ въ вопросахъ какого-бы то ни было характера.

Вышеупомянутое іерархическое подчиненіе лицъ, вступающихъ въ Орденъ, а равно и тайна Ордена гарантируются простымъ словеснымъ обѣщаніемъ посвящаемаго, безъ всякихъ клятвъ.

Согласно упомянутымъ историческимъ традиціямъ, уставъ Ордена на одинаковыхъ правахъ признаетъ возможнымъ для своихъ членовъ соединяться въ группы, или-же пребывать въ состояніи свободныхъ посвященныхъ и свободныхъ посвятителей, т.е. отдѣльныхъ лицъ, преслѣдующихъ цѣли Ордена или просто сочувствующихъ имъ.

Не имѣя въ виду разглашать свѣдѣнія о числѣ и характерѣ степеней посвященія, даваемыхъ Орденомъ, мы ограничимся указаніемъ на то, что іерархическая лѣстница этихъ степеней и ихъ символизмъ строго сообразованы съ традиціонными данными Оккультизма.

Никакихъ политическихъ цѣлей Орденъ не преслѣдуетъ. Конечно, въ силу самихъ цѣлей Ордена и характера его невозможно пребываніе въ немъ лицъ, убѣжденія которыхъ граничатъ съ анархическими ученіями или носятъ характеръ активныхъ выступленій противъ власти.

IV

Программа дѣятельности Ордена настолько обширна, что многія группы, товарищества и ордена, преслѣдующіе спеціальныя задачи, оказываются тѣмъ самымъ солидарными съ Орденомъ въ опредѣленныхъ частяхъ этой программы. Этою солидарностью создается естественная связь между этими товариществами и Орденомъ, выражающаяся въ обмѣнѣ мнѣній по отдѣльнымъ вопросамъ, въ общности нѣкоторыхъ органовъ періодической печати, а равно и въ проявленіяхъ оффиціальной вѣжливости. Такія группы лицъ называются Аффиліатами Мартинизма. Въ настоящее время важнѣйшія изъ аффиліацій Ордена суть:

Каббалистическій Орденъ Креста † Розы. (Франція). (Ordre Cabbalistique de la Rose † Croix).

Французское Алхимическое Общество.

Италіанское Алхимическое Общество.

Вольный Университетъ Высшихъ Званій (Факультетъ Герметическихъ Наукъ) въ Парижѣ. (Université Libre des Hautes Etudes; Faculté des Sciences Hermétiques).

И. Антошевскій

(Окончаніе слѣдуетъ)

1 Здѣсь, можетъ быть, умѣстно сказать нѣсколько словъ о такъ называемыхъ планахъ (или мірахъ) вселенной, имѣя въ виду читателей, совершенно незнакомыхъ съ элементами Эзотеризма.

Оккультизмъ признаетъ во вселенной какъ бы три среды, проникающихъ другъ въ друга, тѣсно связанныхъ взаимодѣйствіями, но могущія быть характеризованы въ отдѣльности.

Эти три среды и носятъ названіе трехъ міровъ или плановъ, съ подраздѣленіями на подпланы и плавными переходами отъ плана къ плану и отъ подплана къ подплану.

Высшій планъ есть такъ называемый духовный. Къ нему относятъ чистый духъ, со всѣми его проявленіями.

Слѣдующій планъ именуется астральнымъ, представителемъ котораго является энергія или сила.

Принципомъ (началомъ) этой силы надо считать духъ. Сама же энергіи (или сила) создаетъ формы и тѣмъ даетъ переходъ къ плану матеріальному или физическому, такъ какъ энергія и ея формирующая дѣятельность какъ разъ познается въ обыкновенныхъ условіяхъ нашимъ сознаніемъ и интеллектомъ не иначе, какъ при посредствѣ чисто физической дѣятельности органовъ чувствъ.

Въ каждомъ планѣ оперируютъ индивидуальности, именуемыя Сущностями. Для того, чтобы проявиться въ низшемъ планѣ, сущность болѣе высокаго плана должна предварительно облечься въ форму этого низшаго плана.

Человѣкъ представляетъ собою сущность, вообще говоря, могущую оперировать во всѣхъ трехъ планахъ, т.е. быть дѣятелемъ физическимъ, астральнымъ и даже духовнымъ. Соотвѣтственно этому, оккультисты вообще (а слѣдовательно, и мартинисты въ частности) различаютъ въ человѣкѣ физическое тѣло, астральное тѣло (астросомъ) и духъ (на латыни Mens). Эти три составныхъ элемента взаимодѣйствуютъ въ человѣкѣ аналогично взаимодѣйствію соотвѣтственныхъ плановъ. Преобладаніе въ человѣкъ принциповъ того или иного плана находится въ прямой зависимости отъ стадіи эволюціи человѣческой индивидуальности. Чѣмъ духовнѣе человѣкъ, тѣмъ ближе онъ къ совершенству.

Въ духовномъ мірѣ человѣку присуща такъ называемая воля. Эта воля человѣческаго духа (Меns) для воздѣйствія на сущности какого-нибудь плана должна, вслѣдствіе тройственнаго состава человѣческой индивидуальности, присвоить себѣ астральныя и физическія свойства, что достигается или опорою этой воли на уже существующіе символы и матеріальныя символическія формы (представленія и предметы, сопровождающіе т.н. магическія операціи), или обращеніемъ къ содѣйствію духовныхъ и астральныхъ сущностей, имѣющихъ уже опору въ такихъ-же формахъ.

Вотъ основной характеръ т.н. теургическихъ и магическихъ операцій, о которыхъ упоминается здѣсь неоднократно.

Для подробнаго ознакомленія съ этими положеніями читатели благоволятъ обратиться къ элементарнымъ курсамъ Магіи. (Папюсъ — «Практическая Магія», въ переводѣ А. В. Трояновскаго).

2 Въ исторіи передачи Мартинистскаго посвященія послѣ St.-Martin’a необходимо указать на слѣдующихъ его видныхъ представителей въ XIX вѣкѣ; Chaptal Delaage († 1882) Eliphas Leѵі († 1875), Stanislas de Guaita († 1897), Saint-Yves d’Alveydre († 1909), и нельзя не упомянуть о плодотворной дѣятельности современнаго Верховнаго Представителя Мартинизма, Гроссмейстера Ордена, Доктора Папюса (Рарus).

3 Членами Ордена могутъ быть какъ мужчины, такъ и женщины.


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( Пока оценок нет )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта