Оккультизмъ. (Продолженіе)-7

(Перев. Д. I. Карабановичъ)

(Начало статьи въ пр. № – читать тутъ)

V. Анатомическая Космологія

(Обзоръ космическихъ существъ)

Ранѣе было уже замѣчено, что самопроизвольность и инертность тройственны по своей природѣ, и что каждый членъ инертной тройственности соотвѣтствуетъ члену таковому-же самопроизвольности, предназначенному его проявить въ природѣ. Чтобы имѣть полное понятіе о живомъ проявленіи абсолюта въ реальномъ мірѣ, надо добавить къ этимъ шести первоначальнымъ принципамъ синтезъ ихъ комбинацій, создающій ихъ нераздѣльное и вѣчное единство.

Слѣдовательно, въ основѣ космоса лежатъ семь существенныхъ принциповъ, которые являются какъ-бы основными его элементами, аналогичными канвѣ, на которой могутъ быть вышиты всѣ детали работы.

Когда, посредствомъ акта, обыкновенно называемаго твореніемъ, самопроизвольность устанавливаетъ въ пространствѣ первыя начертанія космоса, анатомію котораго я собираюсь здѣсь описать, — прежде всего она должна установить именно эту семерную канву. Слѣдовательно, она распредѣлитъ всю свою идею между семью первыми принципами, которые служатъ главнымъ выраженіемъ гармоничнаго соединенія двухъ полюсовъ абсолюта. Такимъ образомъ, какъ формы, производимыя духомъ въ лонѣ матеріи и въ каждой изъ ея разновидностей, такъ и индивидуальныя существа, оживляемыя имъ во всѣхъ этихъ разнообразныхъ средахъ, и все, что родится тамъ съ цѣлью и миссіей участвовать въ космической реализаціи абсолюта, —должно будетъ расположиться въ семерномъ планѣ первоначальныхъ типовъ.

Отсюда слѣдуетъ, что надо разсматривать эти семь типовъ, какъ космическія силы, завѣдывающія всей универсальной реализаціей: они составляютъ числовую форму божественной реализаціи, они встрѣчаются повсюду, какъ словесное проявленіе абсолюта въ реальномъ1. На основаніи соображеній, которыя дальше будутъ объяснены, эти семь принциповъ приписываются такому-же числу существующихъ свѣтилъ; тогда они считаются принадлежащими планетнымъ мірамъ и ихъ движеніямъ въ пространствѣ. Вслѣдствіе громадной важности такого ихъ назначенія, а также по причинѣ изобилія и величія получаемыхъ отсюда открытій, подтверждаемыхъ положительными наблюденіями, — вѣрное знаніе, или опредѣленіе семи принциповъ составляетъ часть одной изъ важнѣйшихъ оккультныхъ наукъ — «Астрологіи», о которой мы еще будемъ много разъ говорить. Однако, было-бы правильнѣе включить это основное знаніе семи космическихъ принциповъ въ науку, которая, составляя трансцедентальную часть Астрологіи, въ то же время была-бы на первомъ мѣстѣ въ Космологіи. Эту науку называютъ «Астрософіей2».

Къ этимъ-же семи основнымъ типамъ относятся всѣ существа, которыми Слово населяетъ среды различной плотности, представляемыя природой; однако, не всѣ эти существа принадлежатъ къ ея области, кромѣ того есть существа, облеченныя матеріей, исходящія отъ активной силы къ пассивному началу и доходящія до планетъ; другія же, наоборотъ, восходятъ изъ безднъ матеріи къ божественнымъ областямъ: эти въ особенности находятся во власти природы. Одни изъ этихъ существъ невидимы; таковы непосредственно зависящія отъ стихій и посвященныя этому отдѣлу матеріи; другія видимы; это — животныя, населяющія планеты, подобно живущимъ на нашей землѣ; ихъ изученіе относится къ положительной наукѣ; послѣдняя состоитъ изъ ряда знаніи, называемыхъ естественными науками.

Космологіи спеціально принадлежитъ изученіе цѣлаго ряда этихъ существъ; это ученіе образуетъ оккультную науку — «Октологію». Дальше будетъ говориться объ особенностяхъ этихъ знаній — они будутъ болѣе понятны при изложеніи принциповъ Біологіи; здѣсь же дѣло идетъ только о тѣхъ отдѣлахъ оккультной науки, которые спеціально занимаются существами Природы.

 

VI. Біологія Природы

Чтобы объяснить жизнь Природы, необходимо вновь проникнуть въ область Космологіи и поговорить о жизни на всемъ протяженіи Космоса.

Такъ какъ конечная цѣль Космоса — сознательное и реальное проявленіе абсолюта, при помощи ограниченной индивидулизаціи въ пространствѣ и времени, то она можетъ быть достигнута только посредствомъ «движенія прогрессивнаго», т.е. такого которое всегда производитъ новую реальность, съ каждымъ разомъ все болѣе и болѣе приближающуюся къ абсолюту (хотя она никогда его не достигнетъ, такъ какъ абсолютъ для Космоса — то же, что азимптота — для кривой съ безконечной вѣтвью).

Этимъ движеніемъ инертность вліяетъ послѣдовательно на самопроизвольность и получаетъ взаимное воздѣйствіе.

Результатомъ этихъ переходовъ являются индивидуальныя формы, которыя закрѣпляютъ въ себѣ въ гармоничномъ и удачномъ соединеніи комбинацію двухъ крайнихъ принциповъ. Таковы существа, называемыя нами «одушевленными»; ранѣе было уже упомянуто объ ихъ тройномъ составѣ. Какъ было сказано, они состоятъ изъ тѣла, заимствованнаго у Природы, чтобы поддерживать форму, заключающую духъ — частицу высшей самопроизвольности, и души — промежуточнаго принципа, соединяющаго тѣло съ духомъ. Это послѣднее начало надлежитъ опредѣлить точнѣе. Будемъ называть «душей» часть матеріи (болѣе или менѣе утонченной), съ которой соединяется (въ сильной или слабой степени) одно изъ свойствъ самопроизвольности, а именно: способность господствовать надъ инертностью матеріи, преодолѣвать свойственныя ей сопротивленія (инертность и непроницаемость); эту способность называютъ «силой». Итакъ, «душа» — есть частица матеріи, одаренная силой и способная располагать ею въ пространствѣ и во времени; между тѣмъ какъ «духъ» — есть частица самопроизвольности, отличная отъ матеріи, отвлеченная, ограниченная, но не «индивидуализованная». Именно посредствомъ души индивидуальное существо можетъ управлять матеріей и формой, ихъ видоизмѣнять и, слѣдовательно, совершенствовать.

Такое вѣчное преобразованіе и составляетъ то, что мы называемъ «жизнью».

Разсмотримъ ближе это понятіе.

Согласно данному нами выше опредѣленію матеріи, она обладаетъ душей; каждая молекула, каждый атомъ есть одушевленное существо; его форма — это его духъ; занимаемое имъ пространство представляетъ его тѣло, и такъ какъ оно обладаетъ частицей универсальной силы — силой сопротивленія, выражающейся способностью, занимать пространство, соотвѣтстующее, его формѣ, — то оно одарено душей, заключая въ себѣ монаду, предохраняющую эту форму.

Итакъ, во-вселенной все имѣетъ свою душу, поэтому для опредѣленія души сложнаго индивидуальнаго существа, надо подыскать болѣе точные признаки. Каждая частица, каждый матеріальный атомъ этого существа имѣетъ душу, но душу, такъ сказать, частичную, имѣющую опредѣленную функцію, въ точности соотвѣтствующую ея силѣ; но кромѣ этихъ, такъ сказать, частичныхъ душъ, въ организмѣ каждаго существа имѣется органъ, на который спеціально возложена обязанность объединять эти души, придавая своей собственной самопроизвольностью опредѣленное направленіе всѣмъ отдѣльнымъ (частичнымъ) самопроизвольностямъ. Вотъ, этотъ-то органъ мы и называемъ «душей» этого сложнаго существа.

Въ такомъ то смыслѣ и надо разсматривать тройственность всякаго реальнаго существа, а не атома. Духъ его — есть принципъ единства его существа, выражаемаго его формой въ пространствѣ; это — частица высшей идеи. Тѣло его представляетъ совокупность одушевленныхъ существъ, изъ которыхъ каждое содѣйствуетъ своей собственной самопроизвольности и соотвѣтственно своему спеціальному назначенію, поддержанію этого единства.

Душа его, это органъ, на который возложена спеціальная обязанность направлять дѣятельность тѣлесныхъ молекулъ къ опредѣленному духомъ единству; для этого она надѣлена особой свойственной ей силой, которую мы называемъ ея «волей».

Однако, и это опредѣленіе еще неполно; намъ остается добавить, что наибольшее, доступное этому существу — будетъ сохраненіе своей собственной индивидуальности; и вселенная, состоящая изъ совокупности такихъ существъ, превратилась-бы въ неподвижную, конечную форму, неспособную выразить абсолютъ. Ея жизнь была-бы существованіемъ ограниченнымъ, замкнутымъ и подобнымъ смерти. Поэтому не достаточно сказать, что назначеніе индивидуальной души заключается въ сохраненіи единства своего существа, соотвѣтственно свойственной ему формѣ; ей надо еще присвоить способность безпрерывно стремиться къ Совершенному Единству, къ Высшей Самопроизвольности, и увлекать за собой организмъ, которымъ она управляетъ. Душа не только хранительница индивидуальнаго существа; она также измѣняетъ его, будучи прогрессивной3.

Эти, такъ точно выраженныя, опредѣленія позволяютъ намъ яснѣе постичъ жизненную работу Космоса и спеціальную роль Природы. Прежде всего, она получаетъ отъ универсальной самопроизвольности свойственную ей дѣятельность, то есть «желаніе бытія»; какъ припомнитъ читатель, именно таково опредѣленіе Природы. Затѣмъ она получаетъ и передаетъ своимъ индивидуальнымъ формамъ «силу», которая позволитъ имъ развиться, при помощи времени и видоизмѣненій; эта сила, соединившись въ индивидуальномъ существѣ съ частицей самопроизвольности, или духомъ, даетъ ему нѣкоторую свободу: свободу улучшать, замедлять и даже совершенно прекращать свое развитіе, кромѣ всеобщихъ вліяній этой индивидуальной самопроизвольности4. Таковъ составъ души въ Природѣ.

Чрезъ упражненіе своей прогрессивной самопроизвольности, сначала движимое однимъ только желаньемъ, индивидуальное существо постепенно постигаетъ и все болѣе усваиваетъ универсальную идею, къ которой стремится; «разумъ» его развивается, и по мѣрѣ того, какъ возрастаетъ этотъ разумъ, увеличивается также и его любовь къ универсальной идеѣ; оно все болѣе и болѣе посвящаетъ ей свою самопроизвольность, черезъ нея пріобрѣтаетъ большее могущество, развивается и одухотворяется.

Такъ прогрессивно достигается цѣль вселенной одухотвореніемъ матеріи и совершенствованіемъ индивидуумовъ. Именно такимъ образомъ всѣ одушевленныя существа притекаютъ съ разныхъ сторонъ: одни — нисходя изъ духовности, другія — подымаясь изъ матеріи, чтобы встрѣтиться въ совершенномъ человѣчествѣ и, при его посредствѣ, осуществить божественную идею.

Такова міровая жизнь, осуществляющая абсолютъ. Въ этой совершенной жизни частная роль Природы заключается въ томъ, чтобы вывести существо изъ глубинъ инертности, освобождая его индивидуальную душу желаніемъ и развитіемъ, между тѣмъ какъ универсальная душа связывается въ немъ умомъ и духовностью, сошедшими съ величественныхъ высотъ совершенной самопроизвольности.

Теперь намъ легче будетъ понять силы, движенія и существа Природы.

Высшій принципъ — Рокъ — будетъ властвовать надъ всей присущей ему жизнью; назначеніе этой жизни состоитъ въ исправленіи, посредствомъ универсальной воли, безпорядочныхъ формъ и движеній (т. е. противящихся этой высшей волѣ), зависящихъ отъ нѣкоторой части безсознательной еще свободы матеріи, иначе говоря, отъ воли индивидуальной души.

Рокъ проявляетъ себя законами Природы. Онъ исправляется Провидѣніемъ или свѣтомъ, который универсальная сила даетъ индивидууму подъ видомъ желанія существовать, соединеннаго съ способностью понимать свое появленіе. Между этими двумя предѣлами, — Рокомъ и Провидѣніемъ, и развивается индивидуальная воля, для выполненія своей космической цѣли. Чтобы исполнить дѣло своего освобожденія и воспитанія индивидуальной души, Природа располагаетъ тройной силой, производящей три рода движеній:

  1. Вибрація, сила созидающая, состоящая изъ по-перемѣннаго упражненія сосредоточенности посредствомъ движеній самопроизвольнаго и фатальнаго; это — какъ-бы развитіе индивидуальной воли, подъ вліяніемъ двухъ сдерживающихъ силъ — фатальной и провиденціальной; вибрація управляется числомъ, производящимъ ея ритмъ; въ ней возникаетъ формированіе; она-же выражаетъ Провидѣніе.
  2. Движеніе прямолинейное — представляетъ движеніе разсѣянія, которое раздѣляетъ, разъединяетъ, разрушаетъ все то, что не установилось гармоничнымъ ритмомъ, т.е. все безпорядочное; это движеніе является полнымъ выраженіемъ Рока. Такъ какъ совершенство прогрессивно, то разрушеніе неизбѣжно сопровождаетъ всякое созиданіе въ универсальной жизни; съ одной стороны, это разрушеніе представляетъ послѣдствіе всякаго несовершенства въ индивидуальной дѣятельности; съ другой стороны, оно доставляетъ элементы для новой постройки, вводя ихъ въ теченіе всей совокупности жизни. Природа своей дѣятельности не можетъ строить, не разрушая5.
  3. Движеніе круговое — заключаетъ въ себѣ два предыдущихъ, представляя соединеніе двухъ движеній — центробѣжнаго и центростремительнаго, сосредоточивающаго и разсѣивающаго. Оно «сохраняетъ» гармоничныя силы, не кристаллизуя ихъ неподвижность.

Вращеніе, или обращеніе индивидуума вокругъ своей симметричной оси есть только частный случай, примѣненіе къ выражаемой имъ индивидуальности6.

Разъясняя основы жизни природы, въ проявленіи ея самопроизвольности, мы коснулись одной изъ оккультныхъ наукъ, столь-же важной, какъ и мало извѣстной, или, по крайней мѣрѣ, мало разработанной современными оккультистами запада не смотря на то, что она составляетъ основу Магіи; эта наука — Оккультная Физика.

Шарль Барле

(Продолжение въ сл. № – читать тутъ)

 1 Въ христіанской религіи мы находимъ ихъ въ основѣ многихъ частей ученія; таковы, напримѣръ, семь даровъ Святого Духа, семь таинствъ, семь смертныхъ грѣховъ и семь добродѣтелей. Они встрѣчаются также и во всѣхъ другихъ религіяхъ, въ качествѣ основныхъ принциповъ. Библія, Евангелія и Апокалипсисъ говорятъ о нихъ во-многихъ мѣстахъ. Смотри также объ этомъ предметѣ сочиненіе «святого Діонисія Ареопагита» и подробное перечисленіе «Делонэ» (Delaunay); общая и частная исторія религій и культа».

2 Каждый трактатъ по Астрологіи даетъ болѣе или менѣе глубоко-философское значеніе семи главныхъ принциповъ космоса, но все это – только отрывки великой науки «Астрософіи»; въ дѣйствительности, еще и до сихъ поръ она остается тайной для современныхъ оккультистовъ (См. Папюсъ. «Основныя понятія Астрософіи». Журн. «Изида» за 1911 г.).

Авторъ этого изслѣдованія пытался вывести опредѣленье семи космическихъ принциповъ изъ основныхъ принциповъ Преданія; этотъ опытъ, не имѣющій ничего общаго съ традиціоннымъ откровеніемъ, появился въ печати подъ заглавіемъ «Génies Planétaires» въ астрологическомъ журналѣ, «Science Astrale» въ 1904, 1905 и 1906-мъ годахъ.

Тотъ-же журналъ далъ нѣсколько статей по Астрософіи, написанныхъ однимъ восточнымъ посвященнымъ, который затѣмъ издалъ цѣлый томъ объ Астрософіи подъ заглавіемъ «Chroniques de Chi».

3 Именно въ этомъ смыслѣ было указано нами, что, по ученію Аристотеля, въ насъ заключаются три различныхъ души; при чемъ каждый членъ этой тройственности организма сохраняетъ свойственный ему составъ.

4 Вслѣдствіе этого душа, подобно всякому промежуточному началу, раздвоена или, если хотите, двулика: одно лицо ея обращено къ единству и универсальной самопроизвольности, другое къ инертности конечной индивидуальной устойчивости; душа чувственная, по Аристотелю, раздѣляется на душу духовную и душу животную, какъ объ этомъ и будетъ дальше сказано.

5 Въ этомъ заключается объясненіе великаго вопроса о Злѣ, который здѣсь не можетъ быть разработанъ. Зло представляетъ временную необходимость инертности въ ея стремленіи къ самопроизвольности: оно само себя уничтожаетъ.

6 Въ этихъ трехъ движеніяхъ мы узнаемъ индусскую троицу: Браму — творца, Сиву — разрушителя и Вишну — охранителя. Это троица Природы.


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта