Ключи Востока

Тайны рожденія. Полъ и Любовь. Тайны Смерти

ep. М. А. Радынскаго)

ОТЪ ИЗДАТЕЛЕЙ

Почти всѣ философскіе и каббалистическіе труды Сентъ-Ива д’Альвейдръ сдѣлались классическими, вотъ почему намъ кажется необходимымъ мало-по-малу издавать всѣ сочиненія нашего оплакиваемаго учителя.

Въ настоящее время мы издаемъ знаменитые «Ключи Востока», составляющіе замѣчательную трилогію о тайнахъ рожденія, жизни и смерти.

Мы приложили всѣ наши старанія при осуществленіи этого изданія и обратились для выполненія иллюстрацій къ мистическому художнику, Рихарду Бургсталю, который вполнѣ заслуженно скоро станетъ извѣстностью.

Его творенія — это дѣйствительное воспроизведеніе астральнаго плана: въ нихъ чувствуется трепетаніе ужасныхъ силъ, нѣкогда изученныхъ Моисеемъ и вновь описанныхъ Сенть-Ивомъ.

«Ключи Востока» составляютъ часть сочиненія, озаглавленнаго: «Лирическій Завѣтъ».

Мы счастливы оживить мысль нашего учителя, и приглашаемъ друзей нашихъ отнестись сочувственно къ этому изданію, отпечатанному въ небольшомъ количествѣ экземпляровъ.


I.

Тайны Рожденія

Существуетъ что-то столь-же важное, какъ и Смерть; это — Рожденіе.

Жизнь — улыбка природы; рожденіе есть поцѣлуй, который она даетъ человѣческой душѣ. — Женщинѣ должно быть воздаваемо почтеніе, потому что въ ней дѣйствительное присутствіе природы.

Іонахъ, пластическая сила природы, живетъ въ ней, и пребывать тамъ ей нравится.

Руахъ — разумъ, любовь, нисходитъ съ неба отдохнуть и взыграть въ ея сердцѣ. Великая тайна созданія привѣтствуетъ ее въ ребенкѣ, душа котораго снизошла въ нея и отражается въ его взорахъ.

Безсмертная, послѣ смерти человѣка, душа такова-же и до его рожденія.

Чрезъ женщину, въ общественномъ строѣ предки возрождаются въ слѣдующихъ поколѣніяхъ.

Вызванный къ жизни, согласно тайнамъ Святого Духа и Отца, или мірскими побужденіями, безсмертный предокъ приходитъ въ назначенное время туда, куда онъ долженъ придти, и становится ребенкомъ, подверженнымъ физической смерти. Во-время этого призыва, въ области безсмертія возникаетъ движеніе, и душа, занимающая извѣстную степень въ психургическихъ іерархіяхъ, покидаетъ свое космогоническое мѣстопребываніе и приходитъ.

Невидимая, но ощущаемая любящими сердцами, она тихо нисходитъ въ женщину, и въ теченіе девяти лунныхъ оборотовъ приводитъ къ сліянію свои астральныя истеченія, кровь и душу матери, съ земнымъ тѣломъ, которое съ первымъ дыханіемъ ее восприметъ.

Слово «душа» вполнѣ согласуется съ небеснымъ словомъ — одушевлять.

Что такое душа? Обратитесь къ еврейскому тексту Сеферъ Берешита, книги космогоническихъ принциповъ, и, если Богъ того пожелаетъ, божественная наука египетскихъ святилищъ вамъ отвѣтитъ черезъ Моисея, что Аиша есть волевая способность Аишъ.

Этотъ уважаемый предокъ первый поднялъ завѣсу скрытаго смысла, но, какъ и онъ, я не хочу открывать вторую, хотя во-второй главѣ и буду говорить о Тайнѣ Половъ и имени Іеговы.

Вотъ все, что я могу теперь сказать.

Безсмертный принципъ существованія, причина сіяющая черезъ тѣло видимое и тѣло невидимое, есть душа1.

Теургія ее находитъ; психургія, представляющая изъ себя науку и искусство любить и желать, доказываетъ ее экспериментально. Въ физіологіи, она есть сила, которая оживляетъ и двигаетъ, притягиваетъ или отталкиваетъ, избираетъ или выключаетъ.

Рожденіе, слѣдовательно, важно; любовь и полъ — вещи религіозныя; и въ Природъ, какъ и въ Богѣ нѣтъ ничего низменнаго.

Рожденіе есть воплощеніе душъ.

Вы существовали прежде Вашего рожденія и Вы переживаете вашу кончину. Вотъ почему при упоминаніи имени Моисея, Іисуса и Магомета встаньте и внимайте.

Знать, это — припоминать: припомнимъ-же вмѣстѣ о безсмертныхъ душахъ, которыя, въ земной оболочкѣ, вздыхаютъ по небесномъ царствѣ человѣка и ищутъ въ жизни божественнаго.

Въ тайнахъ Святого Духа заключается вся наука, полное искусство, совершенная любовь жизни.

Онѣ проявляются въ утренней зарѣ, въ глазахъ жениха и невѣсты, и въ глазахъ супруговъ, въ улыбкѣ и слезахъ материнства.

Наклонитесь надъ этой колыбелью, зарожденіемъ соціальной жизни, космогонической могилой души.

Въ этомъ ребенкѣ трепещетъ тайна Святого Духа и супруги отца.

Ребенокъ — это предокъ; небесная душа въ земномъ изображеніи, безсмертіе, явившееся умертвить свою плоть, очиститься страданіемъ, совершенствоваться испытаніемъ, преслѣдовать цѣли искупленія, выполненія своего назначенія и своего созиданія, начатыхъ отъ начала и продолжающихся до конца вѣковъ.

Неравенство условій, это именно то, что мудрецъ находитъ необходимымъ для идеальнаго соціальнаго строя. Ступени правосудія, опредѣляющія степени психургическихъ состояній, надобности душъ, вырабатывающія ихъ волю въ соціальной сферѣ, которыя соотвѣтствуетъ сферѣ ихъ неба. Постепенность посвященія половъ и положеній желательна Провидѣнію, чтобы человѣкъ не проклиналъ судьбу, которая, чаще всего, есть законъ, вызванный его волей.

Но знаю, что одна наука не можетъ просвѣтить ваши души. Я обращусь къ искусству психургической тайны, благодаря которой, поэты обѣтованія въ состояніи привлечь и увлечь въ движеніе свѣта Святого Духа.

Итакъ, эта душа рождается въ мірѣ образовъ и испытаній, и она объ этомъ возвѣщаетъ.

Ея элементъ былъ небесный флюидъ, внутренній свѣтъ вселенной, одухотворенный эѳиръ, область и мѣстонахожденіе космогонической субстанціи. И вотъ, обратно, она исходитъ въ полный мракъ изъ этихъ свѣтлыхъ областей. Она болѣе не видитъ своего небеснаго тѣла: оно затмилось. Она потеряла сознаніе и реальность жизни своего небеснаго тѣла. Ея умъ затмился, она лишилась своего правильнаго ясновидѣнія, своего пониманія, вся ея психургическая чувствительность подавлена.

Между ней и вселенной возстаетъ ужасное препятствіе, что-то мрачное и ограниченное, какая то кривая, тупой уголъ, что-то язвительное и жаркое, странная смѣсь, которая шумитъ и кишитъ чѣмъ-то; завѣса, мудро и артистически сотканная, лежитъ на ней въ нѣсколько рядовъ, складки ея оживлены изображеніями вселенной, находящимися въ опредѣленномъ общеніи съ ней, и представляютъ способности души, въ существенномъ и свойственномъ ей сочетаніи, сплетающіяся и расходящіяся въ извилистыхъ изгибахъ органовъ и внутренностей — это ея тѣло.

Если тѣло издаетъ вопль, значитъ душа страдаетъ.

Она хочетъ бѣжать, но вновь падаетъ подъ лучами, которые ей напоминаютъ живой Свѣтъ, Іонахъ, небесную субстанцію; это — материнскій поцѣлуй.

Иногда ей кажется, что она мертва. Она вспоминаетъ, какъ во-снѣ, безграничность этого таинственнаго свѣта, въ сіяющихъ вихряхъ котораго она погружалась обнаженная; она вспоминаетъ небесныя вершины, эѳирныя долины любимаго свѣтила, безъ элементарной атмосферы, безъ физическаго притяженія; міръ эссенцій, ароматовъ и благоуханій жизни, откуда восходили и нисходили внутреннія гармоніи и мелодіи временъ и пространствъ, существъ и вещей, откуда она бросается, трепещущая, при задушевномъ голосѣ горячо любимыхъ, чтобы созерцать Шамаимъ, эѳиръ, лазурное море, небо, острова, звѣздные міры, движенія ихъ геніевъ — одушевителей и ихъ одушевительныхъ силъ.

Какъ отраженіе звѣзды на ряби водъ, воспоминаніе о великой дѣйствительности возникаетъ и трепещетъ въ ней.

Она еще дышетъ небесной амброзіей вѣчныхъ тайнъ Святого Духа; и истеченія иного міра очень медленно испаряются изъ бальзамической эссенціи, которую мать пьетъ, вдыхаетъ и цѣлуетъ съ упоеніемъ, чуждымъ профанамъ.

Не улетай, тихое отраженіе Звѣзды Маговъ! вспомни безсмертная!

Ей кажется, что она еще видитъ, какъ бѣлые, божественные, мужчины и женщины, богини и боги; прозрачныя, свѣтящіяся формы, образцы Красоты, сосуды Правды — двигаются, парятъ и устремляются въ магическія волны небесной любви, въ ослѣпительное общеніе съ мудростью.

Не священныя-ли это теоріи, живыя поэмы таинственнаго Слова, гимны творческихъ мыслей, симфоніи одушевляющихъ чувствъ, іерархическія наставленія психургическихъ цикловъ, святое смятеніе великихъ тайнъ, Боги, лучъ Бога, свѣтъ Котораго есть тѣнь, свѣтящійся слѣдъ, воздушный полетъ геніевъ, посланниковъ, совершенныхъ существъ, безсмертныхъ духовъ, побѣдоносныхъ и прославленныхъ душъ.

О заблужденіе! не есть-ли это нижній четверной кругъ душъ; восходящій или нисходящій, блистающій, флюидическій океанъ, надъ которымъ несется вѣтерокъ любви, въ глубинѣ котораго взываютъ Рожденіе и Смерть.

Не довольно-ли этого?.. Но что-же я скажу еще?

Что-же произошло? Пой, дочь Боговъ!

Слушайте!

Огромное смятеніе, круговоротъ, внезапное опьяненіе, притяженіе спокойное и ужасное, чары звѣздъ, слово порядка, возгласъ изъ сферы въ сферу, раздирающія душу прощанія съ высшей жизнью, съ горячо любимыми; молитва; торжественная церемонія погребальнаго обряда; послѣднее объятіе, послѣдній поцѣлуй, обѣщаніе вспоминать и возвратиться; геніи съ крылатыми ногами, берущій безсмертную и влекущій ее къ безднамъ; закрывающаяся необъятность вверху и раскрывающаяся съ грохотомъ — внизу, шумный океанъ генерацій; тьмы душъ, достигающихъ или покидающихъ вершины или глубины атмосферы другой звѣзды, жаркая битва страстей и инстинктовъ земли… потомъ… что же?

Это — орбъ земли, это металлическій океанъ, со-своими приливами и отливами.

Цѣлый вихрь душъ, поднимающихся и опускающихся: однѣ прозрачныя и чистыя, одухотворенныя и легкія, готовыя сокрушить тѣхъ, кто противится восхожденію въ свѣтъ по лѣстницѣ небесныхъ лучей и переходу области тучъ и флюидическихъ теченій, чтобы достигнуть огненнаго укрѣпленія высшаго огня, круговъ эѳира; другія-же — темныя и покрытыя пятнами, подобно кожѣ дикихъ животныхъ и пресмыкающихся, оскверненныя пороками, омраченныя преступленіями, матеріализованныя инстинктомъ, отягощенныя эгоизмомъ, безсильныя прорвать электрическія теченія воздуха, уносимыя грозами и вѣтрами, стремящихся вдаль отъ ладьи Изиды, въ бѣшенный потокъ бездны, въ головокружительный конусъ тьмы, который земля отбрасываетъ въ пространство; вопіющія въ тишинѣ; пристающія къ первымъ душамъ, стараясь ихъ увлечь съ собою, чтобы уменьшить столь ужасную тяжесть судьбы.

Бесконечность закрывающаяся вверху орб земли открывающаяся внизу вихрь душ
Безконечность, закрывающаяся вверху и открывающаяся внизу

Что же еще? Припомни!

Вотъ, въ атмосферѣ, тучи, великія полярныя теченія, вѣтры востока, шквалы запада, воздушные потоки, потрясающіе пѣну облаковъ, волнующіе ихъ электрическихъ змѣй; это нижній океанъ воздуха, со-своими четырьмя областями: орловъ, перелетныхъ птицъ, жаворонковъ и голубей.

Въ этой послѣдней области начинается царство пластической субстанціи на землѣ, съ ея четырьмя подраздѣленіями: минеральнымъ, растительнымъ, животнымъ и царствомъ человѣка, и ея семью вихрями зарождающихъ силъ и предназначенныхъ зарожденій.

Послѣ головокружительныхъ цирковъ и амфитеатровъ, снѣговыхъ горъ; послѣ ослѣпительной фееріи глетчеровъ и пропастей, она, наконецъ, достигаетъ волнообразныхъ зеленыхъ возвышенностей, пѣнистаго начала потоковъ, каменистыхъ извилистыхъ рѣчекъ и металлическихъ рѣкъ, покачивающихся вершинъ шумящихъ лѣсовъ, безграничныхъ травянистыхъ полей, волнуемыхъ вѣтромъ.

Это земля — одна изъ тысячъ укрѣпленій царства человѣка, сына безсмертнаго и смертнаго Бога боговъ, это — Деметра, это — Адамахъ, міръ образовъ и физическихъ реальностей, адъ, чистилище, рай, согласно тому, какъ воплощается душа, согласно духу, царствующему въ тѣлѣ воплощенныхъ душъ, согласно вѣрѣ, закону, обычаямъ соціальнаго государства.

Вотъ каменныя ограды метрополій, укрѣпленій, городовъ и деревень съ гуломъ металлическихъ голосовъ, которые съ высоты куполовъ и колоколенъ мѣрно гласятъ и возвѣщаютъ, надъ шумомъ великихъ народныхъ водъ, о рожденіи и смерти.

Безсмертная внезапно останавливается, притягиваемая силою сіянія звѣздъ; она измѣряетъ пройденное ею пространство, разстояніе, отдѣляющее ее отъ небесъ.

— «Помилуй!» говоритъ она своему проводнику!

— «Мужайся! Ты клялась! Тамъ вверху — вѣнецъ вѣры, тутъ внизу —испытаніе!»

— «Прости! Да, я боюсь! Если-бы тутъ внизу я могла не сохранить моихъ воспоминаній!»

— «Ты можешь это сдѣлать, отдаваясь наукамъ.»

— «По крайней мѣрѣ, скажи: въ какое государство, въ какую расу, въ какую націю, въ какую семью ты меня помѣстишь?»

— «Здѣсь, отвѣчаетъ крылатый проводникъ душъ, здѣсь! Небесный гороскопъ указываетъ канву твоей судьбы.»

— «Надолго?»

— «До выполненія.»

— «О, мой крылатый геній, какіе это хоры душъ насъ сопровождаютъ?»

— «Это предки составляютъ твою свиту, потому что я отъ тебя удаляюсь.»

— «Уже? я чувствую себя ослабѣвшей!»

— «Мужайся же, безсмертная душа! Я возвращусь, если ты сумѣешь захотѣть.»

— «Гдѣ я? Небо, земля, все исчезло; непреодолимое притяженіе меня приковываетъ.»

— «Смертная душа, вотъ твоя мать!»

«Во имя Бога, во имя природы, во имя lod’a и Hevah, вотъ здѣсь внизу твоя живая родина. Будь соединена съ нею всѣми магическими силами жизни. Прощай!»

Она припоминаетъ еще свои бесѣды съ материнской душой, ихъ недѣлимое и взаимное проникновеніе, ихъ таинственныя общенія, полныя воспоминаній и неземныхъ надеждъ, печалей и радостей, волненій, экстаза, безмолвной музыки, медленное свиваніе девяти лунныхъ круговъ, чудесное образованіе частей тѣла, потомъ… ужасныя страданія; сѣрный паръ; желѣзистое испареніе, быстро поднимающееся изъ огненныхъ пропастей земли; вихрь, вырывающій ее у материнской души, приковывающій ее къ безвоздушной пустотѣ, къ жаркой движущейся пещерѣ… крикъ въ этой пещерѣ, въ этомъ глубокомъ изображеніи, и… воспоминаніе оживаетъ въ ея глубинахъ вмѣстѣ съ небесными врожденностями.

Оно вернется только черезъ знаніе.

Вы, которые основываете вашу постыдную славу на происхожденіи отъ гориллы, заслуживаете никогда не восходить изъ этого родства

Удалитесь отъ этой небесной тайны; предоставьте здѣсь молиться женщинамъ.

Онѣ, по крайней мѣрѣ, скажутъ: «Отецъ Нашъ, сущій на Небесахъ…»

Оставайтесь, дѣвицы, жены, матери, предки, друидессы дерева жизни; оставайтесь возлѣ этой живой омелы, молите предка изъ предковъ, и знайте, что если, въ циклѣ генераціи, Отецъ дастъ зерно изображенія, первоначальное движеніе рода, а мать свсю субстанцію и ей предназначенную форму; въ противоположность душамъ животныхъ, выходящимъ изъ земного огня, душа человѣческая приходитъ съ неба.

Позовите же священника, чтобы во-имя соціальнаго государства, человѣческій родъ привѣтствовалъ бы законъ царствованій и порядокъ царства.

Вырванный бурями ветрами первоначальное движение рода мать свою субстанцию
Вырванный бурями и вѣтрами

Какого священника спросите вы?

Священника вашей вѣры и вашихъ соціальныхъ обычаевъ; попа, ксендза, пастора, раввина или муллу.

Примите торжественно новорожденнаго, потому что, истинно говорю Вамъ: рожденіе столь-же важно, какъ и смерть, это одна изъ тайнъ, которую слѣдовало-бы пріоткрыть передъ вами.

Сентъ-Ивъ д’Альвейдръ

(Продолжение въ сл. № – читать тутъ)

1 Авторъ употребляетъ этотъ терминъ, взамѣнъ принятаго нами слова «духъ», понимаемое, какъ начало не облеченное небеснымъ тѣломъ. (Прим. pедак.).


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта