Жизнь. (Миніатюра)

Изъ нѣдръ земли, на вершинѣ горы забилъ кристальный ключъ.

Въ прозрачно-чистой струѣ его отражалось далекое небо, и ослѣпительно сверкало солнце.

И было трудно различить, гдѣ солнце, и гдѣ его отраженіе: оба были прекрасны и одно отъ другого получало силу и блескъ, потому что и то, и другое было въ сущности одно и то же.

Кверху била струя, радуясь своей чистотѣ и близости къ небу.

Къ солнцу, какъ любящія дѣти къ отцу, стремились невинныя капли, перегоняя одна другую, и, рѣзвясь, разсыпались у его ногъ алмазною пылью.

И, напутствуемыя доброжелательнымъ благословеніемъ неба, онѣ собирались опять вмѣстѣ въ капли, а капли стекали въ одинъ ручеекъ.

Весело журча, довѣрчиво побѣжалъ онъ, съ камня на камень, по горѣ внизъ, въ долину, откуда ползли тлетворныя испаренія и доносились дикіе крики чудовищъ.

Чѣмъ ниже падали, тѣмъ больше пугались робкія капли и жалобно звенѣли, грустя о вершинѣ горы, гдѣ онѣ не знали никакихъ заботъ и не имѣли тревогъ, но были такъ счастливы поблизости солнца.

И чѣмъ дальше отдалялись онѣ отъ него, тѣмъ труднѣе имъ становилось и тѣмъ безразличнѣе дѣлались они къ окружающему, одинаково-равнодушно омывая своими струями и алмазный кристаллъ чистоты и добра, и гнойныя язвы порока.

Имъ приходилось прорывать себѣ каменистое ложе, преодолѣвать разныя препятствія на своемъ пути, вертѣть колеса мельницъ и пароходовъ, смывать съ береговъ встрѣчную грязь и нести на себѣ и нестоющіе ничего гніющіе предметы, и цѣнныя, груженныя хлѣбомъ, суда.

Тяжелѣли капли и забывали уже, что нѣкогда служили чистымъ зеркаломъ, отражающимъ далекое лазурное небо и любовно-ласковое солнце. Все болѣе и болѣе мутнѣли онѣ.

Наконецъ, потекли онѣ уже въ темнотѣ подъ грязнымъ городомъ, зловоннымъ потокомъ, закованнымъ въ тѣсныя трубы.

Тогда затосковали онѣ во тьмѣ и неволѣ, вспоминая объ утраченномъ счастьѣ. Онѣ сознали свою грязь и имъ захотѣлось вернуть прежнюю чистоту невинности, чтобы быть ближе къ своему отцу — ласковому солнцу.

И когда онѣ сильно захотѣли этого и стали добиваться того, солнце имъ помогло: оно превратило ихъ въ легкій паръ, а грязь вся осѣла и осталась тамъ-же, гдѣ и была. И поднялся паръ еще выше, чѣмъ гора, къ самому небу, въ которомъ высоко, высоко плавали бѣлоснѣжныя пористыя облака.

Капли сдѣлались однимъ изъ такихъ легкихъ облаковъ, пока не слились съ другими, чтобы со временемъ пролиться на землю освѣжающимъ, благодатнымъ дождемъ, смывающимъ грязь и возрождающимъ жизнь.

Таковъ путь и духовнаго совершенствованія человѣка.

Ө. Потѣхинъ


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( Пока оценок нет )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта