Масонство въ Польшѣ. (Продолженіе)

(Историческій очеркъ)

(Начало статьи въ пр. № – читать тутъ)

Выше мы уже упоминали, что въ 1717 г., четыре Лондонскія ложи подписали декретъ о соединеніи ихъ въ одну Великую Англійскую Ложу. И съ этого момента, масонство стало распространяться съ необычайною быстротой по всей Европѣ. Братья-делегаты разъѣзжали по всѣмъ государствамъ, учреждая капитулы и ложи. Въ царствованіе короля Августа II, масонство проникло и въ Польшу и основало нѣсколько ложъ въ Варшавѣ. Объ этихъ порвыхъ ложахъ не сохранилось никакихъ документовъ. Существуетъ лишь предположеніе, что эти ложи были аффиліаціями дрезденской ложи «Трехъ Бѣлыхъ Орловъ».

Первыя документальныя свѣдѣнія о польскомъ масонствѣ относятся къ 1742 г., когда великій хорунжій Литовскій Станиславъ Мнишекъ, Мокроновскій, кн. Константинъ Яблоновскій и нѣсколько знатнѣйшихъ магнатовъ учредили ложу шотландскаго ритуала въ Вишневцѣ на Волыни.

Въ 1755 г., великій маршалъ Коронный, Юрій Мнишекъ вмѣстѣ съ барономъ Петромъ Ле-Фортъ учредилъ въ своемъ помѣстьи ложу строгаго послушанія о 10 степеняхъ. Баронъ Ле-Фортъ пользовался славою убѣжденнаго масона и въ распространеніи масонства въ Польшѣ сыгралъ не малую роль. Впослѣдствіе онъ дослужился до чина генералъ-маіора Польскихъ войскъ.

Къ этимъ двумъ ложамъ, не имѣвшимъ особыхъ названіи, принадлежали самые знатные сановники и военные.

Въ 1744 г., въ домѣ Андрея Мокроновскаго возникла новая ложа «Трехъ Братьевъ», шотландскаго ритуала строгаго послушанія. Членами ложи были, главнымъ образомъ, иностранцы, работавшіе въ ней на французскомъ языкѣ. Постояннымъ посѣтителемъ этой ложи былъ кн. Ст. Любомірскій, гр. Розражевскій и др., видные представители польской аристократіи.

Черезъ три года послѣ учрежденія ложи «Трехъ Братьевъ», членъ ея, рыцарь Востока, Франсуа Лоншанъ, переселился во Львовъ и основалъ тамъ новую ложу, «Трехъ Богинь». Эта ложа просуществовала весьма недолго, благодаря преслѣдованіямъ Католическаго духовенства.

Не смотря на общія неблагопріятныя условія, энергія масоновъ не падала, и они при всякомъ удобномъ случаѣ основывали ложи. Такъ, не взирая на буллу папы Бенедикта XIV, отъ 18 Марта 1751 г., предавшую проклятію масоновъ, польскіе братья основали 30 Мая того-же года новую ложу «Трехъ Піоновъ» въ Данцигѣ. Ложа эта была подчинена Берлинской ложѣ «Трехъ Глобусовъ» и просуществовала до 1764 г.

Что же касается ложи «Трехъ Братьевъ», то ей пришлось перенести много тяжелыхъ испытаній, тоже изъ-за преслѣдованій оо. іезуитовъ. Въ 1751 г., эта ложа была закрыта, но братья не унывали и послѣ семилѣтней вынужденной бездѣятельности, въ 1758 г., ложа опять стала работать. Особенно горячее участіе въ дѣлахъ этой ложи принимали кн. Ад. Чарторыйскій, Ст. Любомирскій, гр. Брюль, Водзицкій и Жанъ де-Ту де-Сальвертъ.

Военный инженеръ Де-Сальвертъ, служа въ Берлинѣ, основалъ тамъ ложу «Крестъ Звѣзды», за что и былъ посаженъ сначала въ крѣпость Шпильбергъ, а затѣмъ въ Кемернъ. Отбывъ многолѣтнее заключеніе, Де-Сальвертъ переселился въ 1749 г. въ Польшу и уже черезъ годъ, а именно въ 1750 г., основалъ въ Варшавѣ великую ложу «Добраго Пастыря», пользовавшуюся большимъ уваженіемъ не только на родинѣ, но и заграницей.

Братъ Де-Сальвертъ былъ однимъ изъ немногихъ въ Польшѣ масоновъ, обладавшимъ обширными познаніями въ области мистики, каббалы и др., эзотерическихъ наукъ. Его необычайная энергія и преданность масонской идеѣ стяжали ему всеобщее уваженіе. Въ 1764 г. Де-Ту выѣхалъ заграницу, и съ того времени, ложа «Добраго Пастыря» стала падать.


Со вступленіемъ на престолъ короля Станислава-Августа, польское масонство сильно оживилось. Непрерывныя сношенія короля Станислава и его двора съ Петербургомъ и Парижемъ особенно благопріятствовали масонской пропагандѣ. Самъ король интересовался «масонской наукой» и относился весьма доброжелательно къ польскимъ братьямъ, называвшимъ его своимъ Покровителемъ.

Въ 1766 г., нѣсколько братьевъ высшихъ степеней собрались въ Варшавѣ и учредили ложу «Добродѣтельнаго Сармата» Шотландскаго ритуала. Вел. мастеромъ этой ложи былъ избранъ Мошинскій, а затѣмъ — генералъ графъ Брюль.

Годомъ позже, произошло объединеніе всѣхъ братьевъ, жившихъ въ Варшавѣ, въ одну ложу «Добродѣтельнаго Сармата», при чемъ ложа «Трехъ Братьевъ», была оффиціально закрыта. Но уже въ 1769 г. Мошинскій вновь воскресилъ ложу «Трехъ Братьевъ» и раздѣлилъ ее на три ложи: польскую «Добродѣтельнаго Сармата», нѣмецкую — «Drei Bruder» и французскую — «Parfait Silence». Кромѣ этихъ 3 ложъ въ Варшавѣ, въ провинціи существовало еще 6 другихъ ложъ, подчиненныхъ ложъ «Добродѣтельнаго Сармата».

Въ 1769 г., вернулся изъ заграницы братъ де-Сальвертъ и предложилъ Мошинскому объявить ложу «Добродѣт. Сармата» великой ложею Польши. Предложеніе было принято и въ торжественномъ засѣданіи 24 Іюня того же года была провозглашена Великая Ложа Польши и великимъ мастеромъ ея — Мошинскій. Де-Сальвертъ былъ избранъ Замѣстителемъ великаго мастера.

На торжествѣ этомъ присутствовали: примасъ Подоскій, маршалъ Любомирскій, Адамъ Чарторыйскій, в. маршалъ Литовскій — Огинскій и др.

О конституированіи Польскихъ ложъ были оффиціально увѣдомлены Капитулы въ Парижѣ, Берлинѣ и Лондонѣ. Въ отвѣтъ на это извѣщеніе, великіи мастеръ Вел. Востока въ Лондонѣ, герцогъ Де-Бофоръ увѣдилъ А. Мошинскаго объ утвержденіи его «Вел. мастеромъ всѣхъ Польскихъ и Литовскихъ Ложъ», но подъ покровительствомъ Вел. Англійской Ложи. Мошинскій герцога Де-Бофоръ поблагодарилъ, но отъ подчиненія В. Англійской Ложѣ категорически отказался, о чемъ оффиціально увѣдомилъ.


Создавъ Великую независимую польскую ложу, братья рѣшили торжественно отпраздновать 24 Іюня 1770 г. столь важное для нихъ событіе.

Собравь крупную сумму денегъ, особенно благодаря щедрому дару короля Станислава, польскіе братья выстроили въ Варшавѣ спеціальное зданіе-храмъ.

Вотъ что писалъ по этому поводу въ Римъ панскій нунцій Дюфини:

«…Епископъ Познанскій Млодзеіовскій даетъ все большія доказательства своего религиознаго настроенія. Въ качествѣ епископа Варшавскаго и вел. канцлера, обязанъ былъ онъ помѣшать неслыханному и безпримѣрному скандалу, какой имѣлъ мѣсто въ этомъ Вавилонѣ (!) 24 іюня сего 1770 г. Въ этотъ день собрались всѣ живущіе здѣсь масоны въ домѣ гр. Мошинскаго, вел. стольника короннаго, и оттуда направились въ выстроенную ими ложу, посреди которой — фантастическій алтарь съ надписью: Virtuti, Sapientiae et silentio… зданіе это имѣетъ окна, какъ въ нашихъ костелахъ и, по польскому обычаю, окружено заборомъ, увѣшаннымъ краснымъ сукномъ, дабы любопытные черезъ щели не могли наблюдать за церемоніей посвященія. Внѣшнее и внутреннее освѣщеніе, котораго нельзя было скрыть, производило такое сильное впечатлѣніе, что весь городъ былъ пораженъ. Насчитали болѣе 150 лицъ прибывшихъ въ собственныхъ экипажахъ, не считая пришедшихъ. Явились туда также два переодѣтыхъ монаха и двѣ дамы (Kн. Любомирская и гр. Ржевуская). Свои знаки, украшенные золотомъ и драгоцѣнными камнями, братья носятъ публично на шеѣ рядомъ съ орденомъ Св. Станислава. Говорятъ, что король далъ на ужинъ 2000 золотыхъ и примасъ Подоскій не только одолжилъ для этого торжества свое столовое серебро, но даже участовалъ тамъ инкогнито, какъ «добрый братъ».

Великая Польская ложа работала по Шотландскому ритуалу, имѣвшему 21 степень. Эта ложа управлялась:

1) «Шотландскимъ Капитуломъ четырехъ народовъ соединенныхъ», дававшимъ посвященіе до XVI степени.

2) «Капитуломъ креста-розы и золотого-креста», дававшаго всѣ степени, вплоть до ХХІ-й. Эту высшую XXI степень креста-розы и золотого креста имѣло лишь 9 братьевъ:

Мошинскій, Де-Tу де Сальвертъ, Кантине, Сове, Шредеръ, Беклеръ, Гольцгауеръ, Дельбенъ и Монбрюнъ.

Такимъ образомъ, изъ 9 лицъ высшаго масонскаго капитула въ Польшѣ, лишь одинъ Мошинскій былъ полякъ. Остальные были или французы, или нѣмцы.

Но, не смотря на преобладаніе въ верховномъ совѣтѣ иностраннаго элемента, польская великая ложа того времени ревниво оберегала свою самостоятельность и, не смотря на различныя ухищренія, не подчинялась никакой иноземной ложѣ.

Число ложъ мало-по-малу увеличивалось, такъ что въ 1770 г. въ вѣдѣніи великой директоріальной ложи находилось 7 ложъ.

Дальнѣйшее развитіе масонства было парализовано тяжелыми политическими событіями. Раздѣлъ Польши принудилъ въ 1773 г. временно закрыть ложи.

Какъ только наступило въ краѣ нѣкоторое успокоеніе, масоны стали проявлять опять лихорадочную дѣятельность. Въ томъ же 1773 г. вернулся изъ Саксоніи въ Варшаву старый масонъ гр. Брюль, великій генеральный инспекторъ Тампліерскаго Ритуала. Гр. Брюль вернулся съ массонскаго съѣзда, на которомъ герцогъ Брауншвейгскій Фердинандъ былъ избранъ великимъ магистромъ всѣхъ Шотландскихъ ложъ строгаго послушанія. Мошинскій совмѣстно съ гр. Брюлемъ собрали бывшихъ въ Варшавѣ братьевъ и съ ихъ согласія объявили новую великую польскую ложу подъ управленіемъ герцога Фердинанда. Одновременно съ этимъ былъ учрежденъ масонскій капитулъ изь 6 членовъ.

Въ 1774 г. гр. Брюль открылъ новую ложу въ Варшавѣ «Карлъ подъ тремя шлемами», въ которую вступило 42 человѣка.

Въ томъ же году виднѣйшіе братья стараго польскаго масонства учредили «Орденъ испытанныхъ друзей», который управлялся на основаніи собственной конституціи. Но не прошло и года, какъ орденъ этотъ былъ переименованъ на «Орденъ кавалеровъ св. Карла». Этотъ масонскій орденъ имѣлъ два командорства — ложи: въ Варшавѣ и Вильнѣ.

И. Антошевскій

(Окончаніе слѣдуетъ)


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( Пока оценок нет )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта