Оккультизмъ и Мистицизмъ

Докладъ А. С. Келлэтъ,

прочитанный въ собранiи Христіанскаго Теософическаго Общества 21.X.1911 г. въ г. Смоленскѣ.

Дорогiе братья и сестры!

Переживаемое нами время составитъ замѣчательную эпоху въ исторіи человѣческой души; оно отмѣчено огромнымъ духовнымъ движеніемъ, — именно: исканіемъ Бога.

Люди какъ-бы просыпаются отъ долгаго сна и чувствуютъ духовный голодъ. Матеріалистическія идеи уже не удовлетворяютъ потому, что не даютъ никакого моральнаго содержанія для жизни, ни оправданія ея.

Изслѣдующая, аналитическая мысль человѣка дошла до предѣловъ конкретнаго и абстрактнаго мышленія и ощутила себя въ «мучительной пустотѣ», по выраженію Вл. Соловьева.

Отовсюду слышатся крики, что «жить не для чего», «жизнь не имѣетъ смысла», «жизнь мучительна и безцѣльна»… Это крикъ души человѣческой. Сотни людей подъ этими стимулами самовольно порываютъ нить жизни и уходятъ изъ нея.

Поэтому исканіе Бога, исканіе цѣли и смысла жизни особенно знаменуютъ наше время и проявляются съ наибольшей остротой.

Волна этого движенія началась на западѣ и перекинулась къ намъ.

На нашихъ глазахъ возникаютъ всевозможные кружки и общества съ цѣлью духовныхъ исканій. Появилась большая литература, трактующая высшіе вопросы бытія, воспроизводящая и реставрирующая древнія знанія и вѣрованія.

Все это яркіе признаки исканія истины человѣческой душой, на путяхъ спиритизма, теософіи, религіозно-философскихъ изслѣдованій, оккультизма и мистики.

Изъ духовныхъ теченій настоящаго времени, самимъ интереснымъ и увлекающимъ людей, — является оккультизмъ.

Оккультизмъ, какъ извѣстно, есть наука, изучающая невидимое и дѣйствующіе въ немъ законы. Какъ и всякая другая наука, оккультизмъ имѣетъ извѣстные методы, сущность которыхъ на практикѣ сводится с самаго начала къ развитію въ организмѣ человѣка такихъ органовъ, которые могутъ воспринимать впечатлѣнія невидимаго міра и передавать ихъ сознанію. Только тогда становится возможнымъ изученіе невидимаго, также какъ и изученіе всякий неизвѣстной страны.

Если оккультизмъ является такимъ многообѣщающимъ путемъ и поэтому весьма увлекательнымъ для людей ищущихъ, — то крайне важно знать, къ какимъ результатамъ приведетъ его практическое примѣненіе и на сколько эти результаты отвѣтятъ главной цѣли исканія: именно, найдутъ-ли Бога, а съ Нимъ цѣль и смыслъ жизни.

Чтобы рѣшить этотъ основной вопросъ, необходимо знать, что именно понимаетъ оккультизмъ подъ невидимымъ міромъ.

Оккультизмъ учитъ, что видимый физическій миръ есть сгущеніе невидимыхъ атомовъ невидимой первичной матеріи. Ближайшая къ міру сфера этой невидимой матеріи есть міръ астральный, или психическій, проникающій собою всю нашу планету и все, живущее въ ней; и выходящій далеко за предѣлы ея, приблизительно до орбиты луны.

Эта сфера состоитъ изъ такихъ комбинацiй невидимой матеріи, которыя несутъ въ себѣ и выражаютъ собою инстинктъ, эмоцію, страсть, чувство. Другими словами, эта среда вибрируетъ только, какъ выраженіе того или другого чувства, инстинкта, страсти, эмоціи, и служитъ ихъ матеріаломъ. Входя въ составъ человѣческаго организма, оно выражаетъ нашу индивидуальность и психику.

Высшее болѣе тонкое состояніе этой матеріи и болѣе тонкія и энергичныя вибраціи ея несутъ уже въ себѣ и служатъ выраженіемъ болѣе высшей энергіи, — именно мысли, и поэтому называется міромъ мысли, или ментальнымъ міромъ.

Въ человѣческой конституціи ментальная сфера выражается, какъ мысль.

Міры эти населены тѣми существами, которыхъ мы называемъ духами. Было-бы очень долго перечислять категоріи и природу этихъ духовъ по ученію оккультизма. Можно сказать, что въ общемъ они дѣлятся на слѣдующія группы:

а) души умершихъ людей и души, идущія въ физическій міръ для воплощенія.

б) Духи элементальной эссенціи; это сущности, работающія въ природѣ и несущія четыре ея стихіи — безсознательныя силы, имѣющія свою іерархію. (Митрополитъ Московскій Филаретъ называлъ ихъ «скотомъ невидимаго міра», а Вл. Соловьевъ «Божіей скотинкой»). Сюда-же нужно отнести и души (безсознательныя) умершихъ животныхъ.

в) Ларвы — или просто демоны разныхъ категорій, духи не воплощающіеся.

г) Чувство-образы и мысле-образы. Это суть созданія нашихъ чувствъ и мыслей, безсознательные образы и формы, дѣйствующіе временно только, пока не изсякнетъ въ нихъ зарядъ породившаго ихъ чувства или мысли. Это своего рода самодвижущіяся мины невидимаго міра.

Нисшее состояніе астральнаго міра есть пребываніе самыхъ упрямыхъ, озлобленныхъ душъ, не желающихъ выйдти изъ собственнаго самоуправленія.

Это и есть тотъ адъ, о которомъ говоритъ Св. Писаніе. Астральный и отчасти ментальный міръ есть мѣсто страданія и мучительнаго очищенія. Это міры личнаго чувства и страсти, личной мысли и поэтому міры личнаго сознанія и самоутвержденія, — слѣдовательно міры эгоистическихъ вибрацій. Изъ этого можно заключить, что зло и страданіе, царствующія въ нашемъ мірѣ, – царствуютъ также и тамъ и м.б. гораздо интенсивнѣе, чѣмъ въ нашемь мірѣ, т.к. жизнь тамъ гораздо интенсивнѣе во всѣхь своихъ проявленіяхъ. Въ астральномъ мірѣ — страданіе чувства, въ ментальномъ — страданіе и очищеніе мысли.

И если признать, какъ увѣряетъ юго-буддійская теософія, что ментальный міръ въ своихъ высшихъ ступеняхъ представляетъ собой мѣсто отдыха человѣческой души (Деваканъ), то едва-ли можно съ увѣренностью сказать, что это состояніе, остающееся по-природѣ своей самоутверждающимъ сознаніемъ своего личнаго «Я», — что оно представляетъ собой мѣсто блаженства.

Ощущеніе и единеніе съ полнымъ благомъ совершенно не совмѣстимо съ сознаніемъ своего обособленнаго «Я», по существу своему эгоистическаго.

Ибо сознаніе не было-бы сознаніемъ, если-бы оно не различало «Я» отъ «не-Я», т.е. не обособлялось-бы. А это и есть зерно эгоизма и начало зла.

Итакъ мы видимъ, что по своей природѣ міры астральный и ментальный представляются сферами очищенія. Въ нихъ тоже живетъ эгоизмъ во-всѣхъ своихъ проявленіяхъ, также живетъ зло въ формѣ страстей, — какъ и въ мірѣ физическомъ.

Изслѣдованіе ихъ представляетъ интересъ только любознательности и, во-многихъ случаяхъ, – тщеславія.

Этическая сторона въ этой работѣ, въ лучшемъ случаѣ, стоитъ на втором планѣ, а въ худшемъ — отсутствуетъ вовсе, какъ напр. въ «лѣвомъ пути»; поэтому-то всякое оккультное обученіе есть обученіе тайное, т.к. нельзя открыто распространять знанія, которыя по своей природѣ могутъ явиться орудіемъ злоупотребленiя, но не содержать въ себѣ высшаго духовнаго начала, а лишь сознательную теоретическую этику.

Теперь разсмотримъ, какимъ путемъ психическаго развитія идетъ оккультистъ и къ какимъ результатамъ онъ приходитъ.

Выше сказано, что первая задача оккультиста – развить въ своемъ организме центры для воспрiятiй невидимаго.

Органы этихъ воспрiятiй лежатъ в симпатической, или ганглиозной нервой системѣ; ихъ всего семь и они называются въ физіологіи плексусами. Главный из этих плексусовъ называется Солнечное сплетенiе (plexus solaris), расположенъ немного ниже сердца, позади желудка.

Физіологія знаетъ, что функціи симп. нервной системы заключаются въ поддержаніи т. наз. растительной жизни организма. Она завѣдуетъ дыханіемъ, кровообращенiемъ, сердцебiенiемъ перистальтіей кишекъ и т.н. непроизвольной внутренней работой организма. Она повидимому совсѣмъ не подчинена волѣ, т.к. человѣкъ не можеть произвольно остановить напр. сердцебіеніе, или кровообращеніе.

Но вмѣстѣ съ тѣмъ, эта система является посредникомъ между организмомъ и невидимыми вліяніями. Посредничество это весьма слабое и у обыкновеннаго человѣка выражается въ предчувствіяхъ и безотчетныхъ настроеніяхъ. Субъекты съ болѣе чуткими нервами предчувствуютъ напр. бѣду, чувствуютъ симпатію и антипатію, которыхъ объяснить не могутъ, чувствуютъ мысли и душевныя ощущенія другихъ. Но всѣ эти впечатлѣнія весьма смутны, неясны и не могутъ быть точно формулированы сознаніемъ.

Мы говоримъ, что «сердце ноетъ», предчувствуя бѣду, что «на сердцѣ тяжело», «на сердце легко и радостно». Такимь образомъ, всѣ свои эмоціональныя ощущенія мы пріурочиваемъ къ сердцу.

Въ дѣйствительности, мы ошибаемся только въ томъ, что называемъ «сердцемъ», собственно солнечное сплетеніе и сердечное сплетеніе симпатической системы, которыя и передаютъ намъ тѣ или другія впечатлѣнія отъ бьющихъ на нихъ волнъ невидимыхъ энергій.

Эти свои впечатлѣнія они передаютъ чрезъ динамическіе нервы — сердцу, а послѣднее, чрезъ блуждающій нервъ, доводитъ о нихъ до свѣдѣнія мозгового сознанія, но крайне смутно и неясно.

Неясность-же и туманность этихъ впечатлѣній происходитъ отъ очень плохого, слабаго воспріятія ихъ плексусами и плохой, неясной передачи ихъ въ головной мозгъ.

Итакъ, симпатическая система функціонируетъ внѣ нашей воли, и воспріятія ея изъ невидимаго міра очень слабы. Первой задачей оккультиста и является:

  1. развить дѣятельность плексусовъ ея для болѣе энергичнаго и отчетливаго воспріятія,
  2. сдѣлать ея дѣятельностъ ясной для сознанія и подчинить эту дѣятельность волѣ.

Это достигается, такъ называемой, медитацiей, упражненiемъ въ долгомъ, сосредоточенномъ размышленіи, при которомъ мысль должна достигнуть самой большой степени сосредоточенности, или концентраціи на своихъ внутреннихъ психическихъ ощущеніяхъ. На нихъ должно быть обращено постоянное напряженное вниманіе мысли, при чемъ вся сила воли сосредотачивается на томъ, чтобы подчинить себѣ всѣ душевныя движенія овладѣть всѣми эмоціями, а чрезъ нихъ и дѣятельностью плексусовъ.

Въ результатѣ этихъ утомительныхъ упражненіи мысли и воли создается способность къ огромной сосредоточенности мысли и накопляется сильная энергія воли. Параллельно съ этимъ производятся еще болѣе утомительныя и очень опасныя для здоровья упражненія, направленныя на усиленіе дѣятельности плексусовъ. Это пробужденіе называется на востокѣ пробужденіемъ тока кундалини. Пробужденіе плексусовъ къ энергичной дѣятельности знаменуется энергичными воспріятіями — плексусами впечатлѣній астральнаго міра (малая кундалини). Когда же эти пробужденныя воспріятія обострятся до высочайшей степени, то плексусы начинаютъ получать впечатлѣнія міра ментальнаго (большая кундалини).

Но такъ какъ ясность и сила работы полученія и передачи сознанію впечатлѣній невидимыхъ міровъ зависитъ главнымъ образомъ отъ возможнаго психическаго спокойствія, то оккультистъ, овладѣвая съ самаго начала своими эмоціями и страстями, — долженъ подавлять ихъ, убивать въ зародышѣ.

Разумѣется, эмоціи и страсти на самомъ дѣлѣ не убиваются, ибо онѣ возникаютъ и живутъ въ астральномъ тѣлѣ человѣка, энергія котораго огромна, — а только подавляются и анестезируются. При удобномъ-же случаѣ и ослабленіи воли, — эти подавленныя страсти могутъ прорваться къ дѣйствію съ огромной и непобѣдимой силой.

Тогда, чрезъ пробужденные плексусы, эти открытыя въ астральный міръ окна, — врывается ураганъ астральнаго тока соотвѣтственной страсти, притягиваемый ея дѣйствіемъ въ астральномъ тѣлѣ человѣка, и онъ падаетъ, сокрушенный и уничтоженный этой психической стихійной силой.

Эти случаи часты и указываютъ на отсутствіе равновѣсія между недостаточно развитой волей сознанія и преждевременно пробужденными плексусами. Такимъ образомъ, мы видимъ, что въ результатѣ оккультнаго воспитанія получается слѣдующее: дѣятельность симпатич. нервной системы вполнѣ подчинена волѣ и введена въ бодрствующее мозговое сознаніе. Сознаніе получаетъ отъ плексусовъ ясныя впечатлѣнія невидимаго и распоряжается большой баттареей воли, которой можетъ регулировать и направлять дѣятельность плексусовъ по своему усмотрѣнію, какъ мы дѣйствуемъ глазами, руками, ногами. Возникающія эмоціи въ астральномъ тѣлѣ подавлены, а нежелательныя анестезированы.

Въ этомъ состояніи человѣкъ представляетъ изъ себя какъ-бы радіаторъ, дѣйствующій на двѣ стороны.

Съ одной стороны, воспринимаетъ впечатлѣнія физич. міра его обыкновенная двигательная нервная система, реагируетъ на нихъ, доводитъ до свѣдѣнія сознанія, которое и распоряжается дальнѣйшими дѣйствіями.

Въ другую сторону, — въ міръ невидимый обращена систематическая система, которая также воспринимаетъ впечатлѣнія оттуда, доводитъ ихъ до сознанія, — которое распоряжается и въ эту сторону.

Достигнувъ при этомъ овладѣнія магнитными токами своего тѣла, въ коихъ циркулируетъ жизненная сила организма, овладѣнія своими астральными и ментальнымъ тѣлами, оккультистъ является полнымъ распорядителемъ своей магнитной поляризаціи, своей психики и своей мысли. Экстеріоризируя ихъ съ помощью сильной волевой энергіи, онъ можетъ производить такіе импульсы въ невидимой атмосферѣ, которые вызовутъ тѣ, или другія явленія въ физическомъ мірѣ, могущія поразить воображеніе и быть принятыми, какъ чудеса, какъ феномены сверхъестественные

Разумѣется, что человѣкъ, достигшій этого, имѣетъ несравнимое преимущество надъ обыкновенными людьми. Имѣя въ своемъ распоряженіи такія энергіи, какъ магнетическая, астральная и ментальная и, распоряжаясь ихъ токами по личному усмотрѣнію, онъ можетъ сдѣлать много добра, но и много зла. Выборъ зависитъ вполнѣ отъ него.

Хотя, при оккультномъ обученіи, всѣми мѣрами развивается этическая сторона, хотя ученикъ подвигается въ своемъ знаніи весьма медленно и ровно настолько, насколько онъ подвинулся въ своей любви къ ближнимъ и къ міру, въ своемъ этическомъ очищеніи и постепенномъ отреченіи оть личнаго эгоизма, личныхъ благъ, личныхъ желаній, хотя способность дѣйствовать самостоятельно и полныя свѣдѣнія о раскрытіи всѣхъ его способностей даются лишь тогда, когда онъ прошелъ такъ назыв. путь «Великаго Отреченія», обязывающаго его всѣ силы свои и способности посвящать лишь на дѣланіе добра и блага ближнихъ и міра, — не смотря на все это, нужно признать, что эта весьма высокая этика вырастаетъ въ большой степени искусственно.

Ея стимуломъ является не пламенная, переживаемая всѣмъ существомъ человѣка, — любовъ къ ближнимъ и къ міру, — а любознательность его пытливаго ума, отвага его воли, стремящейся проникнуть и изслѣдовать скрытые міры.

Природа этой этики всетаки остается природой человѣческаго сознанія, природой обособленнаго, эгоистическаго «я», а слѣдовательно весьма условной суетной и неустойчивой, что доказывается частыми паденіями, подъ вихремъ взбунтовавшихся страстей, ведущихъ къ колдовству.

Оккультныя силы могутъ быть ввѣряемы только той этикѣ, которая возникаетъ не изъ любознательности изслѣдованія, а выростаетъ отъ дуновеніи Духа Святого, зажигающаго въ душѣ пламя неугасимой любви къ человѣчеству, къ его очагу, счастью и спасенію. Такая этика не продумана умомъ, а возникаетъ въ сердцѣ и переживается человѣкомъ, который другой жизни и другихъ побужденій, какъ только дѣланія добра и ощущенія любви къ людямъ, — не понимаетъ.

Какой-же выводъ мы должны сдѣлать изъ вышесказаннаго?

Мы видимъ, что, проходящій путь научнаго практическаго оккультизма, человѣкъ долженъ очистить и развить свои невидимыя тѣла и перестроить свои физическій организмъ; долженъ произвести огромную умственную работу и затратить огромную энергію на эту переустройку; долженъ дойти до автоматизма въ дѣлѣ подавленія своихъ чувствъ, эмоцій и страстей; долженъ тысячу разъ рисковать пасть жертвой невольной ошибки, всегда возможной и трудно предусмотримой, — когда, послѣ долгихъ годовъ утомительныхъ и однообразныхъ упражненій, онъ достигаетъ указанныхъ результатовъ развитой и могучей психики.

Но гарантируютъ-ли эти результаты его собственное счастье? Гарантируютъ-ли они ему нахожденіе цѣли и смысла жизни, нахожденіе и лицезрѣніе Бога? Гарантируютъ-ли они ему неизсякаемую любовь къ человѣчеству, въ которой только и можно найти Бога?..

На всѣ эти вопросы можно отвѣтить только сомнѣніемъ, признавъ, что если этотъ путь въ концѣ приводитъ къ Богу, то онъ доступенъ только единицамъ.

Среди неисповѣдимыхъ путей Божіихъ, которыми Онъ приводитъ къ Себѣ всякое Свое творенiе, есть одинъ наиболѣе короткій и полный божественныхъ началъ, исходящихъ изъ міровъ нетлѣнныхъ, не матерiальныхъ.

Это путь Христіанской Мистики.

«Ищите сначала Царства Божія и правды Его, остальное приложится вамъ», учитъ Спаситель мiра.

Велико и премудро сокровенное знаніе, но оно не необходимо человѣку. Благоговѣйное общеніе съ Богомъ — выше его. Одно необходимо человѣку, — быть съ Богомъ, ощущать и лицезрѣть Его въ неизреченномъ Свѣтѣ духовнаго міра. Тогда для человѣка не будетъ скрыто никакое знаніе, ибо все въ мірѣ зависитъ оть Духа, все дѣйствуетъ и движется по даваемымъ Имъ импульсамъ и законамъ.

Въ мірѣ нѣть ничего, что не исходило-бы отъ Духа.

Нѣтъ ничего, что могло-бы уклониться отъ установленныхъ Имъ началъ. Тотъ, кто проникнетъ въ царство Духа (міръ духовный), проникнетъ во всѣ міры. Передъ тѣмъ откроются тайны Премудрости Божіей.

Ничто уже во всемъ мірѣ не можетъ быть тайной для него, ибо все остальное ниже Духа. А низшее всегда зависитъ отъ высшаго.

Мы видѣли, что въ мірѣ астральномъ зло и эгоизмъ дѣйствуютъ не менѣе, чѣмъ въ мірѣ физическомъ, а въ низшихъ состояніяхъ астрала, даже интенсивнѣе. Вь мірѣ ментальномъ оно значительно ослабѣваетъ и проявляется только въ формѣ обособленія сознанія личнаго «я».

Но уже высшія состоянія ментала, по ученію оккультизма, настолько свѣтлы и болѣе совершенны, что, обособленное до сихъ поръ, сознаніе «я» начинаетъ сливаться съ «не-я» и терять предѣлы своего обособленія, готовясь перейти въ слѣдующій міръ — духовный, міръ безсмертія и полнаго сліянія съ Единой Жизнью.

Въ духовномъ мірѣ остается у «я» человѣка только одна энергія: это энергія всеобъемляющей любви, перенесшая его изъ смертныхъ, тлѣнныхъ нисшихъ міровъ въ безсмертный духовный міръ.

Все остальное осталось внизу и обречено смерти и уничтоженію, какъ несовершенное и матеріальное.

Если несовершенный человѣкъ можетъ относиться къ несовершеннымъ мірамъ — астральному и ментальному, какъ къ объектамъ изслѣдованія, наблюденія и критики, — то къ міру духовному — жилищу Бога, онъ можетъ относиться только съ благоговѣйнымъ молчаніемъ, такъ какъ душа ощущаетъ здѣсь присутствіе Вѣчнаго и съ трепетомъ ожидаетъ осѣненія себя Свѣтомъ Истины. Душа чувствуетъ всѣмъ своимъ существомъ присутствiе Бога, передъ Которымъ замолкаетъ и падаетъ ницъ всякое земное побужденіе.


Міръ духовный никакому изслѣдованiю не подлежитъ!

Нѣтъ орудій и путей для его познанія и изслѣдованія.

Духовная Истина познается только духомъ. Другого пути нѣтъ.

И когда человѣческая душа, слѣдуя по этому пути, благоговѣйно возносится въ царство Духа, то на порогѣ ее встрѣчаютъ Существа царственнаго вида, блистающія божественной любовью, которая есть первая и неодолимая сила вселенной.

Эти существа суть силы и власти Господни, ангелы, души праведниковъ и святыхъ, обитающія въ неизреченномъ свѣтѣ Царства Духа.

Тогда всякое знаніе становится ей понятнымъ и яснымъ, и всѣ тайны Премудрости Божіей открываются передъ ея духовнымъ взоромъ, безъ всякаго съ ея стороны изученія и изслѣдованія.

Человѣкъ, достигшій этого при жизни тѣла, можетъ покидать его временно и возноситься душой въ духовныя области, черпать изъ нихъ свои силы и быть посредникомъ между землей и небомъ, быть ходатаемъ и молитвенникомъ за землю въ небесахъ и приносить оттуда духовное утѣшеніе на землю, гдѣ въ этомъ утѣшеніи такъ сильно нуждаются.

Этотъ путь — есть Христіанская Мистика, — путь духовный. Этимъ путемъ долженъ идти всякій, кто хочетъ найти Бога, видѣть Его такъ-же, какъ видитъ каждый день своихъ ближнихъ, ощущать Его любовь и благость и получить отъ Heгo всякое знаніе. Другого пути къ Нему, какъ чрезъ Царство Духа, — нѣтъ.

Разсмотримъ, какимъ способомъ обрѣтали люди этотъ путь.

Мы знаемъ, что Іисусъ Христосъ, Спаситель, сказалъ:

«Я есть Путь и Истина, и Жизнь; никто не приходитъ къ Отцу, какъ только черезъ Меня». (Іоан. 14, 6).

Самъ Онъ Своей проповѣдью, жизнью и страданіями явилъ первый примѣръ высочайшей самоотверженной любви.

Мы знаемъ также, что хранитель тайнаго христіанскаго ученія, св. Апостолъ и Евангелистъ Іоаннъ Богословъ, учитъ вѣрующихъ такъ: «Кто не любитъ, тотъ не позналъ Бога, потому-что Богъ есть Любовь». (1 Соб. Посл. Іоан. 4, 8).

Вотъ ясныя указанія пути къ Богу. Путь указываетъ Само воплощенное Слово Бога и Его любимый божественный Апостолъ.

Путь этотъ не отвлеченный, далекій, непонятный, а конкретный, живой, близкiй и ясный для всѣхъ.

Путь, соотвѣтствующій природѣ человѣческой души, въ которой заложена самая большая сила, — сила любви.

На этихъ указаніяхъ и построена вся техника развитія въ душѣ человѣка духовныхъ началъ. Не психическихъ началъ, какъ мы видѣли въ оккультизмѣ, — а духовныхъ, божественныхъ по самой своей природѣ.

Всѣ невидимыя сферы человѣка — магнетическая, астральная и ментальная, — матеріальны и имѣютъ, какъ и всякая матерія, атомистическое строеніе и извѣстную форму.

Поэтому всѣ они смертны, т.е. разрушимы, ибо все, имѣющее форму, — временно и разрушимо. И если, послѣ физический смерти, душа живетъ въ астральной формѣ, — то эта форма хотя и много устойчивѣе физическаго тѣла, все-же чрезъ извѣстный промежутокъ лѣтъ распадается. Душа остается жить въ формѣ ментальной, которая въ свою очередь также не вѣчна и также доходитъ до предѣла заложенной въ нее энергіи и распадается.

И только тогда, когда душа пріобрѣтетъ духовность, иначе говоря, облечется въ тѣло духовное, — только тогда она можетъ сказать, что она безсмертна и вѣчна.

Обитая тогда въ духовномъ мірѣ, она опытомъ познаетъ Бoгa.

Но что такое духовность?

Чѣмъ проявляется это состояніе въ человѣкѣ и какъ развить его?

Духовность есть безформенное ощущеніе душой своего единства съ Богомъ и со всѣмъ существующимъ.

Это состояніе — нѣчто высшее состоянія сознанія и сверхсознанія.

Сознаніе, на всѣхъ своихъ ступеняхъ, отъ низшей до самой высшей и разсмотрѣнной, — имѣетъ свой характерный признакъ, опредѣляющій его.

Это ясно проводимая и отличаемая мыслью черта между тѣмъ, что составляетъ личное «Я» человѣка, и тѣмъ, что лежитъ за его предѣлами, что не можетъ быть включено въ чувствованія и ощущенія личнаго «Я». Это отличіе «Я» отъ всего остального, отъ «не-Я», и есть главный признакъ того, что мы понимаемъ подъ сознаніемъ.

Чѣмъ шире сознаніе человѣка, — тѣмъ шире раздвигаются границы его личнаго «Я». Расширяясь, сознаніе (при извѣстныхъ условіяхъ) доходитъ до такого состоянія, при которомъ, по выраженію Канта, человѣкъ начинаетъ понимать «смыслъ сущности вещей», нетолкованное Гегелемъ, какъ доступная для человѣка граница сознанія.

Это состояніе (извѣстное всякому мистику) и есть то, что называется въ оккультной литературѣ сверхсознаніемъ.

Въ этомъ состояніи человѣкъ начинаетъ понимать болѣе или менѣе наглядно, что видимая имъ граница между «Я» и «Не-я» неуклонно стремится къ расширенію и вмѣстѣ съ тѣмъ теряетъ свою ясность, постепенно изчезаетъ. Другими словами, ему становится яснымъ до очевидности, что граница эта есть фикція, есть воображаемая имъ черта, созданная его эгоистической разсудочной мыслью. Что въ реальной дѣйствительности жизнь и сознаніе во всѣмъ мірѣ, — едины.

Что въ мірѣ нѣтъ «меня», «тебя» и «его», — нѣтъ раздѣленія на отдѣльныя, независимыя существованія, а есть единая матерія, преобразуемая въ единую силу, которая преобразуется въ единую жизнь. Единая жизнь преобразуется въ единое сознаніе, а это послѣднее претворяется въ единую любовь.

И весь этотъ процессъ міровой эволюціи охватываетъ своими объятіями Любовь Божія.

Вотъ то, что представится яснымъ, очевиднымъ и несомнѣннымъ человѣку, дошедшему до состоянія сверхсознанія.

Но это еще не есть духовность, это только сверхсознаніе.

Можно понимать это ясно, но этого мало; нужно этимъ проникнуться, пережить это, перечувствовать, сродниться душой съ этимъ на столько, чтобы другое представленіе, другое чувствованіе, другое ощущеніе, — были-бы органически невозможны для человѣка.

Когда это міровое единство будетъ пережито всѣмъ психическимъ существомъ человѣка, перечувствовано всѣми фибрами его души, — тогда сверхсознательное отвлеченное представленіе получитъ, такъ сказать, плоть и кровь, и превратится въ немъ въ психическое состояніе, въ душевное ощущеніе полнаго удовлетворенія, мира и любви ко всему сущему.

Въ такомъ состояніи, душа постоянно чувствуетъ свое единство съ Богомъ и со всѣмъ міромъ, свою нераздѣльность съ міровой жизнью, свою необъяснимую и несокрушимую связь и полное единеніе съ каждымъ человѣкомъ, независимо отъ ого качествъ и свойствъ.

Разумѣется, что такое состояніе совершенно перерождаетъ и кореннымъ образомъ измѣняетъ отношеніе человѣка къ другимъ людямъ, къ жизни, ея задачамъ и къ своей дѣятельности.

Чувствуя органически свою постоянную связь съ міромъ и живя въ атмосферѣ могучаго ощущенія единства со всѣмъ живущимъ, человѣкъ естественно переноситъ центръ своей дѣятельности за предѣлы личныхъ интересовъ, т.к. они отождествляются съ интересами общими, — чего раньше онъ не зналъ и не видѣлъ.

Получается совершенное психическое перерожденіе. Личное «Я» отходитъ на второй планъ, и чувства и эмоціи, возникающія въ астральномъ тѣлѣ, направляются и ищутъ своего удовлетворенія по линіямъ дѣланія добра, альтруизма и самоотверженія. И только по этимъ направленіямъ вибрируетъ душа и въ этихъ дѣлахъ находитъ отраду.

Въ душѣ воцаряется свѣтлое, радостное состояніе глубокаго и полнаго міра и удовлетворенія. Сомнѣнія изчезаютъ. Внутри открывается «Царство Божіе». Это и есть состояніе духовное.

Итакъ, мы видимъ, что къ духовному состоянію приводитъ психическое перерожденіе человѣка; процессъ этотъ выражается въ постепенномъ измѣненіи вибрацій астральнаго тѣла въ сторону любви къ ближнимъ, альтруизма и самоотверженія.

Слѣдовательно, степень духовности состоитъ въ прямой пропорціональности и соотвѣтствіи съ развитіемъ у мистика этихъ сторонъ души.

Такимъ образомъ, астральное тѣло мистика является орудіемъ для пріобрѣтенія духовности и духовнаго вѣдѣнія.

Но астральное тѣло обыкновеннаго человѣка, съ его себялюбіемъ и эгоистическими чувствами, которыя живутъ именно въ этомъ тѣлѣ, не можетъ работать для духовности. Оно должно быть очищено и перерождено въ своемъ составѣ и вибраціяхъ.

Поэтому, первой задачей мистика является очищеніе своего астральнаго тѣла и тѣсно связаннаго съ нимъ ментальнаго тѣла.

Процессъ этого очищенія очень подробно и научно разработанъ и изложенъ въ мистической литературѣ (главн. образомъ въ «Добротолюбіи») и сводится къ тремъ основамъ:

  1. къ очищенію «сердца», т. е. астральнаго тѣла;
  2. очищенію «мысли», т. е. сознанія;
  3. къ «воздержанію отъ зла и соблазновъ» — т. е. къ накопленію волевой энергіи.

Очищеніе сердца достигается превращеніемъ чувствъ и эмоцій злыхъ и эгоистическихъ въ добрыя и альтруистическія. Астральное тѣло постепенно очищается и превращаетъ свою безпорядочную энергію въ энергію систематическаго дѣланія добра. Злыя чувства ослабляются и переходятъ въ добрыя.

Очищеніе мысли достигается «духовнымъ созерцаніемъ».

Подъ этимъ названіемъ понимается такое сосредоточеніе мысли на предметахъ божественнаго порядка, при которомъ процессъ мышленія направленъ на внутренній смыслъ объекта мышленія. При чемъ объектомъ мышленія избирается такая тема, которая способна вызвать благоговѣйное и высоко-этическое чувство. Такое упражненіе въ созерцательномъ размышленіи, вызывая постоянно проявленіе лучшихъ чувствъ въ душѣ, производитъ то, что возникновеніе этихъ чувствъ въ астральномъ тѣлѣ дѣлается постояннымъ и какъ-бы автоматическимъ. Астральное тѣло становится какъ-бы сотканнымъ изъ однихъ лучшихъ чувствъ, что, въ свою очередь, дѣлаетъ его настолько тонкимъ и воспріимчивымъ, что оно начинаетъ «чувствовать» всякую мысль, т.е. понимать внутренній смыслъ всякой вещи, всякаго явленія.

Эта психическая работа, очищеніе сердца и мысли, кромѣ своихъ прямыхъ цѣлей, ведетъ еще и къ тому, что подъ ея вліяніемъ пробуждается и развивается дѣятельность плексусовъ симпатической нервной системы.

Они начинаютъ воспринимать явленія астральнаго и ментальнаго міровъ, но только тѣ, которыя но своей этической чистотѣ и возвышенному смыслу —соотвѣтствуютъ очищенному сознанію и психикѣ мистика.

Наконецъ, воздержаніе отъ зла и соблазновъ, помогая психическому очищенію, накопляютъ огромную волевую энергію, которой подчиняется всякое внутреннее движеніе души.

Въ результатѣ всей этой мистической работы получается настолько очищенная психика, а слѣдовательно настолько сильная динамизированная, что въ ней открываются воспріятія чисто духовныя, гдѣ главнымъ стимуломъ силы и движенія является любовь. Эта сила охватываетъ и пропитываетъ весь очищенный астралъ души и зажигаетъ его неугасимымъ пламенемъ, освѣщаетъ не потухающимъ свѣтомъ и возбуждаетъ неутомимое стремленіе къ духовной благотворной дѣятельности для ближнихъ и къ божественной истинѣ, къ Богу, благость и близость Котораго начинаетъ ощущать душа.

Это состояніе есть осѣненіе человѣка благостью Духа Святого.

Какъ только душа мистика ощутитъ вѣяніе духовнаго міра, то всѣ ея побужденія, тревоги, мысли и сомнѣнія замолкаютъ.

Въ глубокомъ благоговѣніи внимаетъ она Высшему Откровенію, и въ ней открывается духовное вѣдѣніе.

Тогда ничто не скрыто передъ ней.

Тайны міровъ астральнаго и ментальнаго открываются ея духовному взору. Для нея нѣтъ уже ничего таинственнаго въ мірахъ низшихъ.

На ней буквально оправдываются слова:

«Ищите прежде царствія Божія, и правды Его, остальное приложится вамъ».

Мистикъ нашелъ царство Божіе сначала въ своей душѣ, всѣ энергіи которой превратились въ одну энергію любви. Позналъ правду Божію, выражающуюся тоже, въ любви ко всему міру. На этихъ основахъ зиждется міровая эволюція, все влекущая къ Богу. Онъ также позналъ и; волю Божiю, двигающую эволюцію міра, и понялъ ту величайшую истину, что проявленіе воли человѣческой въ самыхъ мелкихъ повидимому вещахъ допустимо лишь, поскольку эта воля совпадаетъ съ волей Божіей. Регуляторомъ его воли стали слова — «да будетъ воля Твоя».

Итакъ, теперь мы ясно видимъ различіе двухъ путей познанія. Оккультисты, будь это европеецъ или Раджъ-іогъ-индусъ, въ поискахъ за истиной стараются поднять таинственное, тройное покрывало Изиды. Ихъ влечетъ не жажда найти Бога, а любознательность и духъ изслѣдованія.

Mистикъ, — сначала ищетъ Бога, понимая, что въ Немъ и только въ Немъ Одномъ, — онъ найдетъ абсолютную истину.

Безъ Бога онъ жить не можетъ и не будетъ жить.

Оккультистъ готовитъ свой физическій и психическій организмъ къ сношенію съ невидимыми мірами и начинаетъ эти сношенія съ низшихъ міровъ. Здѣсь онъ встрѣчается съ такими силами и энергіями, которыя угрожаютъ на каждомъ шагу сокрушить его волю и поработить душу стихійными, неотразимыми соблазнами.

Міръ астральный — это сфера, «гдѣ подъ каждымъ цвѣткомъ скрывается ядовитая змѣя».

Мистикъ-же избираетъ совсѣмъ другой путь.

Онъ перерабатываетъ всю свою душу путемъ очищенія, превращая всѣ энергіи и эмоціи души, въ — дѣятельную силу любви. Когда душа очищена значительно, онъ начинаетъ не снизу, какъ оккультистъ, — а сверху, развивая въ себѣ духовность. Онъ «рождается отъ Духа» и вступаетъ въ сношеніе съ міромъ духовнымъ.

Сила, открывающая дверь астральнаго міра передъ оккультистомъ, есть его личная воля, дѣйствующая на мысль.

Сила, открывающая мистику духовный міръ, есть любовь.

Задача оккультиста, какъ сказано выше, состоитъ въ развитіи невидимыхъ воспріятій и передачѣ ихъ сознанію, выше котораго онъ ничего не знаетъ.

Задача мистика заключается въ поднятіи своего сознанія и психики на огромную высоту и развитія въ нихъ духовныхъ воспріятій, а затѣмъ развитія духовности — силы божественной и безсмертной.

Оккультистъ, вступая въ міръ астральный, подвергаетъ неисчислимымъ опасностямъ свою жизнь и свою душу, т.к. это есть міръ страстей и зла, себялюбія и эгоизма.

Мистикъ-же проходитъ мимо астральнаго и ментальнаго міровъ; его душа закрыта для нихъ, она вибрируетъ только на духовныя энергіи нетлѣннаго духовнаго міра. Въ мірахъ астральномъ и ментальномъ онъ появляется въ своемъ духовномъ тѣлѣ (тѣло Славы) — только для дѣлъ любви и милосердія, т.к. всѣ ихъ тайны открыты для него.

Наконецъ, производя какія-либо феноменальныя явленія, оккультистъ вызываетъ ихъ дѣйствіемъ своей воли, направляя ея огромную силу на астральные токи. Онъ дѣйствуетъ во-имя своей воли, своего личнаго «я».

Мистикъ-же всю свою динамизированную волю сливаетъ съ божественной волей и дѣйствуетъ благодатью Духа Святого, вибрирующей въ его душѣ. Онъ дѣйствуетъ во имя воли Бога.

А сила благодати Духа Святого, коей всѣ мы живемъ и движемся, — есть сила Божія. И поэтому нѣть способа сравнивать, съ этой космической божественной силой, — волю самаго сильнаго мага или раджъ-іога, которые передъ ней ничто иное, какъ горсть праха земного.


Мы должны придти къ выводу, что будущее человѣчества заключается въ мистикѣ. Только она является прямымъ и безопаснымъ путемъ къ Богу, т. к. орудіемъ своимъ имѣетъ Любовь — гарантію общаго счастья.

Любовь-же есть сила, которой движется жизнь во-всѣхъ своихъ проявленіяхъ и на всѣхъ ступеняхъ.

Гдѣ нѣтъ любви, тамъ нѣть жизни и свѣта. Тамъ холодъ и мракъ.

Вѣчно юная, вѣчно сверкающая, ослѣпительная, вѣчно возрождающая и обновляющая — Любовь есть воистину Сила Божія.

Итакъ, братья, будемъ любить другъ друга, чтобы быть достойными Любви Божіей.

А. С. Келлэтъ


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта