Оккультизмъ. (Продолженіе)-3

(Перев. Д. I. Карабановичъ)

(Начало статьи въ пр. № – читать тутъ)

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

Классификація оккультныхъ наукъ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Предварительныя понятія

При нынѣшнемъ состояніи Оккультизма было-бы совершенно безполезно начинать съ перечисленія различныхъ родовъ знаній, образующихъ то, что называютъ теперь оккультными науками. Дѣйствительно, это перечисленіе далеко не полно: такъ напримѣръ, вы не найдете въ немъ октологіи (или если и найдете, то только отчасти), науки чиселъ, ученія о формахъ… и многихъ другихъ, часто очень важныхъ, частей.

Оно совсѣмъ не разработано; различныя науки занимаютъ въ немъ совершенно не подобающее мѣсто; одно и то-же значеніе приписывается совершенно различнымъ наукамъ: Астрологія, существенно-космическая и универсальная наука, занимаетъ мѣсто рядомъ съ Ономантіей, Хиромантіей и Графологіей — науками совершенно индивидуальными, подъ предлогомъ, что всѣ онѣ — науки прорицательныя, Ономантія одинаково занимающаяся какъ астральной средой, такъ и индивидуумомъ, составляетъ одну группу съ такими чисто психологическими науками, какъ Хиромантія и Графологія: можно бы указать и много другихъ несообразностей.

Въ лучшемъ случаѣ, можно было-бы воспользоваться подобнымъ перечисленіемъ для установленія совершенно искусственной классификаціи, напримѣръ, съ точки зрѣнія необычайнаго и личнаго могущества, на достиженіе котораго можетъ надѣяться ученикъ, главнымъ образомъ разсчитывающій достигнуть въ невидимомъ изумительныхъ явленій – якобы сверхъестественнаго характера. (Та, ково банальное дѣленіе на Магію, Алхимію, Некромантію и т.д. и т.д.). Подобная классификація, представляющая собою искусство производить чудеса, могла-бы только унизить трансцедентальный характеръ Оккультизма, который, какъ это было выше сказано, долженъ остаться «священной наукой». Подобныя раздѣленія встрѣчаются только во-времена упадка и суевѣрія, какъ напримѣръ, въ послѣдній языческій періодъ римской имперіи; еще и теперь онѣ чрезмѣрно способствуютъ униженію Оккультизма, придаютъ ему во-мнѣніи публики видъ смѣшного или вреднаго занятія.

Слѣдовательно, надо отвергнуть всякую классификацію такого рода и всякое банальное перечисленіе оккультныхъ наукъ. Въ самомъ опредѣленіи оккультизма и въ преданіи слѣдуетъ искать, какія спеціальныя науки должны развиться отъ изученія гиперфизики1.

Преданіе содержитъ положеніе, могущее доставить намъ основу, необходимую для постройки нашего зданія; сущность этого положенія заключается въ томъ, что все, существующее въ космосѣ, производится противоположеніемъ двухъ дополнительныхъ элементовъ. Разсматривая, какъ мы условились, это положеніе, какъ простую гипотезу, мы легко можемъ провѣрить его наблюденіемъ. Дѣйствительно, наши науки повсюду указываютъ намъ два рода противоположныхъ силъ: притягательную и отталкивающую (теплота и сцѣпленіе, положительное и отрицательное электричество, химическое соединеніе и разложеніе, тѣла электро-положительныя и электро-отрицательныя, полъ живыхъ существъ и т.д.).

Если и можно провести монизмъ въ матеріи и даже въ силахъ, сводя ихъ къ единой субстанціи и единой силѣ, то совершенно невозможно это сдѣлать съ двумя діаметрально противоположными направленіями даже единой силы и единой матеріи. Поэтому мы видимъ, что въ природѣ они никогда не бываютъ въ равновѣсіи, и постоянная борьба между ними производитъ всегда либо только временный перевѣсъ одного изъ двухъ направленій надъ другимъ (напримѣръ, различныя состоянія тѣлъ: твердое, жидкое, газообразное, лучистое и т.д.), либо болѣе быструю смѣну преобладанія одной изъ двухъ силъ; преобладанія, извѣстнаго подъ именемъ «вибрацій», и производящихъ всякую жизнь.

Это двойное проявленіе силы въ общемъ выражается основнымъ принципомъ нашей механической науки: «Нѣтъ дѣйствія безъ равнаго ему противодѣйствія». Мы видимъ въ немъ истинное и глубокое значеніе опытныхъ доказательствъ — дѣйствіе и реакція – только два великихъ принципа самопроизвольности и инертности, о которыхъ уже шла рѣчь въ первой части этого введенія; онѣ влавствуютъ надъ всѣмъ твореньемъ, надъ всею совокупностью существъ, надъ всѣми ихъ движеніями, комбинаціями, надъ всею космической жизнью; и, такимъ образомъ, традиціонное положеніе съ каждымъ днемъ все больше и больше подтверждается положительной наукой.

Предположимъ, что двѣ силы – сжатія и расширенія, управляющія матеріальнымъ міромъ и оживляющія его, доведены до крайнихъ своихъ предѣловъ; представимъ себѣ, что вся матерія сжата до безконечности; она будетъ содержать всю совокупность расширительной силы въ потенціальномъ состояніи, и форма ея будетъ сведена къ математической точкѣ.

И, наоборотъ, представимъ себѣ всю матерію расширенной до безконечности (предположивъ силу сцѣпленія уничтоженной), — она станетъ объединеннымъ субстратомъ силы, безконечной инертностью, такъ какъ она исчерпала расширеніе, и ея гомогенная форма будетъ безгранична; это будетъ пространство.

Между двумя этими крайностями никакая конечная форма не можетъ быть произведена соединеннымъ дѣйствіемъ двухъ противоположныхъ принциповъ, безъ того, чтобы не произошло движеніе точки, которое распространитъ всю расширительную силу въ пространствѣ, или всю силу инерціи. Но, съ другой стороны, расширительный потенціалъ не можетъ перейти съ одной точки пространства въ другую безъ проявленія самопроизвольности; и такъ какъ нѣтъ основанія къ тому, чтобы это перемѣщеніе потенціала произошло въ какомъ-нибудь одномъ, а не въ другомъ направленіи, такъ какъ пространство гомогенно), то оно и произойдетъ по всѣмъ направленіямъ; и это будетъ лучеиспусканіе.

Однако, оно не будетъ внезапнымъ, такъ какъ, въ противномъ случаѣ, сила расширенія была-бы совершенно поглощена пространствомъ и, слѣдовательно, уничтожилась-бы, ничего не произведя.

Такимъ образомъ, конечныя формы могутъ быть произведены только «самопроизвольнымъ, постепенно-прогрессивнымъ и безграничнымъ» расширеніемъ силы въ пространствѣ и во времени

Однако, это лучеиспусканіе – не единственный элементъ космическаго движенія; оно не состоитъ также въ уничтоженiи силы инерціи расширеніемъ, такъ какъ иначе она произвела-бы отвердѣніе субстанціи, котораго мы нигдѣ не находимъ. Наблюденіе повсюду показываетъ намъ вибрацію, или безпрерывное чередованіе въ различныхъ размѣрахъ противоположныхъ силъ. Оно временно ограничиваетъ расширительное лучеиспусканіе, и, такъ какъ это ограниченіе можетъ быть различнно въ различныхъ измѣреніяхъ пространства, — то отсюда происходитъ форма, которая разрушается черезъ нѣкоторое время съ прекращеніемъ колебанія.

Такъ какъ только расширеніе можетъ быть самопроизвольнымъ, то форма можетъ существовать только благодаря прекращенію этой самопроизвольности на нѣкоторое время. А это значитъ, что самопроизвольная расширительная сила, съ одной стороны, дѣйствуетъ, какъ сила, посредствомъ лучеиспусканія въ пространство для образованія формы, съ другой — какъ ограниченная предѣлами формы и какъ сопротивленіе для ограниченія этой формы2, послѣдняя сохраняется лишь до тѣхъ поръ, пока преобладаетъ сопротивленіе; это-же послѣднее является дѣятельностью особеннаго рода, будучи предоставлена силой расширенія инертному пространству.

При помощи этого идеальнаго изображенія, сущность котораго заимствована чрезъ Пиөагора у преданья, мы присутствуемъ при зарожденіи формъ пространства или матеріи. Можно точно резюмировать этотъ процессъ, представивъ себѣ, что самопроизвольность (Богъ, Творецъ, не имѣющій формы) распространяется въ части пространства, ограниченной ея собственной идеей, и сообщаетъ этому пространству частицу своей произвольной силы, чтобы сдѣлать его способнымъ сохранить форму и сопротивляться окружающимъ силамъ. Эти охраняющія пространства подобны второстепеннымъ божествамъ, обязаннымъ защищать и даже преобразовывать формы; таковы «Монады» Лейбница3.

Такимъ образомъ, реальный міръ зарождается, когда безконечная самопроизвольность «становится индивидуальной», ограничивая свое проявленье, въ безконечномъ пространствѣ: и жизнь въ этомъ мірѣ поддерживается вибраціей. Первоначальное состояніе, предшествующее этому образованію міра, есть состояніе «Абсолюта», ирреальнаго, въ которомъ неподвижная безконечная самопроизвольность, только потенціальная, въ безконечности пространства, не производитъ ничего, не смотря на свое безконечное могущество. Преданіе описываетъ это состояніе, говоря, что Бытіе и Не-Бытіе соединены въ немъ; но подобное состояніе неописуемо понятіями, доступными нашему реальному міру.

Однако, такая теорія далеко не объясняетъ всего; наблюдаемыя нами въ реальномъ мірѣ вибраціи — не исключительно механическія и физическія; онѣ зависятъ отъ желаній, какъ результатовъ очищеній и чувствъ, реальныхъ двигателей всѣхъ существъ, одаренныхъ жизнью. Эти проявленія —необходимое слѣдствіе индивидуализаціи въ томъ видѣ, какъ она описана выше, и результатъ самозащиты формы противъ внѣшнихъ, стѣсняющихъ ея движеній, ибо эта самозащита, также какъ и образованіе формы, — суть результаты проявленія самопроизвольности.

Дѣйствительно, тутъ должно существовать двойное стремленіе и поперемѣнное усиліе:

1) усиліе первой самопроизвольности, или идеи, осуществить себя въ пространствѣ, посредствомъ конечной формы, или желаніе стать инертной,

2) стремленіе инертности сохранить получаемую ею при этомъ форму, или желаніе безконечно существовать и сдѣлаться самопроизвольной, чрезъ посредство отчасти заимствованной самопроизвольности, которая ее оживляетъ.

Преданіе изображаетъ это двойное желаніе въ видѣ взаимной любви двухъ элементовъ абсолюта и изображаетъ любовь, какъ причину образованія и трансформаціи индивидуумовъ, какъ причину сотворенія реальнаго живого міра; она одновременно и источникъ и цѣль его. Мы знаемъ, что греки приписывали Эросу происхожденіе міра. Индія, которой такъ вдохновлялись въ своей философіи Шопенгауеръ и Эд. Гартманъ, также изображаетъ «абсолютъ» входящимъ изъ своего покоя или «Не-бытія», подъ вліяніемъ желанія познать самого себя, и для этого противополагающимъ въ себѣ два элемента – «Бытіе» и «Не-бытіе», — которые въ немъ смѣшивались, чтобы затѣмъ соединить ихъ подъ импульсомъ взаимной любви, но дѣлающимъ это медленно, впродолженіе безконечныхъ цикловъ времени и жизни, трансформирующей реальный міръ. Такъ-же точно и христіанство приписываетъ твореніе порыву любви Божества, которое, вмѣсто того, чтобы уединиться въ своей безконечности, желаетъ противопоставить себѣ существа, которыя научатся любить Его, служить Ему и участвовать въ Его вѣчности въ экстазѣ безсмертной любви.

Слѣдовательно, жизнь прогрессивна; начавшись въ чрезмѣрной множественности индивидуумовъ, на которое вначалѣ осуждаетъ себя творческая самопроизвольность, она постоянно стремится къ единству, благодаря противоположному желанію, испытываемому инертностью, — желанію пріобрѣсть свойства самопроизвольности и воспроизвести съ нею сознательный абсолютъ. Эти усилія выражаются неограниченно-возрастающимъ объединеніемъ индивидуумовъ въ ассоціаціи, способныя удовлетворить взаимному стремленію (любви) двухъ противоположныхъ принциповъ, вслѣдствіе чего происходитъ ихъ сліяніе въ гармоничныя и уравновѣшенныя группы, сами-по-себѣ способныя къ прогрессивно-увеличивающемуся образованію сообществъ4.

Вся эта теорія съ незапамятныхъ временъ выражена въ очень простомъ символѣ, встрѣчаемомъ археологіей въ древнѣйшихъ остаткахъ: крестѣ, помѣщенномъ въ кругѣ.

Центръ круга изображаетъ самопроизвольность, лучеиспусканіе которой въ инертное пространство произведетъ міръ; самый-же кругъ представляетъ расширеніе въ данный моментъ, такъ какъ радіусъ его также безграниченъ, какъ и радіусъ той сферы, посредствомъ которой Паскаль такъ выразительно резюмировалъ это древнее преданіе; что касается до креста, — онъ изображаетъ реализованный міръ слѣдующимъ образомъ:

Этотъ процессъ образованія міра совершается въ три срока: два крайнихъ противоположныхъ и среднiй, происходящій отъ ихъ синтетическаго соединенія. Такова Троица, встрѣчаемая въ основѣ каждой религіи, какъ-бы стара она не была5.

Когда процессъ реализаціи (пресуществленія) оконченъ, послѣдняя является какъ-бы двойною въ своемъ единствѣ, такъ какъ должна одновременно имѣть свойства обоихъ соединенныхъ ею элементовъ; такъ, въ химіи продуктъ соединенія, хотя и отличающійся отъ составляющихъ его элементовъ и одаренный собственной индивидуальностью, имѣетъ также и ихъ свойства. Слѣдовательно, при своей реализаціи. Троица развивается въ Четырехъ-Единое (Кватернеръ), чрезъ удвоеніе промежуточнаго начала. Именно это и изображаетъ крестъ: его вертикальная вѣтвь, концы которой направляются къ двумъ противоположнымъ точкамъ безконечности, изображаетъ противоположеніе начальныхъ принциповъ: горизонтальная-же вѣтвь стремится найти въ глубинахъ безконечнаго эти двѣ крайнія точки, чтобы возвратить ихъ къ первоначальному центру, источнику и цѣли всего существующаго.

Вотъ на какой универсальной гипотезѣ и по какому однообразному плану мы можемъ не только построить частичное зданіе оккультной науки, но сдѣлать болѣе общее методическое описаніе всякаго реальнаго проявленія.

Въ общемъ, положительная наука займетъ свое мѣсто въ качествѣ одного естественнаго отдѣла всей науки, другимъ отдѣломъ которой является, такъ называемый, Оккультизмъ, какъ это уже и было установлено въ первой части.

Такимъ образомъ, мы оправдаемъ самое опредѣленіе Оккультизма; факты-же, къ нему относящіеся, послужатъ поддержкой или, во-всякомъ случаѣ, провѣркой первоначальной гипотезы, для установленія науки.

Пока мы должны ограничиться однимъ Оккультизмомъ, продолжая излагать его, согласно ученіямъ преданія.

Слѣдовательно, прежде всего надо разсказать — подробно, какъ совершилась, согласно этой теоріи, Космическая реализація, или созданіе міра, и слѣдовательно, какъ онъ образованъ, изъ какихъ состоитъ существъ, — видимыхъ или невидимыхъ для насъ, — и каковы ихъ взаимоотношенія. Это общее изложеніе (устройства міра) составляетъ то, что можно назвать традиціонной Теософіей или эзотерическимъ ученіемъ oбъ универсальномъ устройствѣ міра.

Установивъ, такимъ образомъ, наше отношеніе къ занимающему насъ предмету мы въ состояніи будемъ приступить къ подробному описанію главнѣйшихъ областей входящихъ въ составъ невидимаго міра, и существъ которыя въ немъ находятся; затѣмъ перейдемъ къ средствамъ и условіямъ изслѣдованія, для изученія этихъ областей. Намъ останется только собрать выводы этихъ ученій и изложить предметъ Практическаго Оккультизма.

Таковы главныя подраздѣленія плана, которому я буду слѣдовать при изложеніи методической и полной классификаціи оккультныхъ наукъ.

Первую изъ этихъ трехъ частей я обозначу именемъ «Эзотеризма» или «Гностицизма» (знанія —«Gnose»), хотя въ данномъ случаѣ это названіе не имѣетъ ничего общаго съ философской системой, носящей то-же имя. Вторая часть будетъ названа «Теоріей магическаго искусства», при чемъ и этому названію также не слѣдуетъ придавать того спеціальнаго значенія, которое обыкновенно приписывается слову «Магія». И, наконецъ, третья часть будетъ названа «Примѣненіемъ оккультныхъ наукъ».

Шарль Барле

(Продолжение въ сл. № – читать тутъ)

 

1 Станиславъ де-Гуайта въ своемъ «Аu Seull du Mystère» указалъ дѣйствительно методическую классификацію, различая оккультныя науки по ихъ отношенію къ проблемамъ, затрагивающимъ міръ божественный, моральный или естественный; но самъ построилъ свое сочиненіе по другому плану. Приблизительно такому распредѣленію буду слѣдовать и я, доказывая и развивая его.

2 Круксъ и Менделѣевъ объясняютъ образованіе простыхъ тѣлъ распространеніемъ и сжатіемъ первичной субстанціи или протила, произведенныхъ цѣлымъ рядомъ вибрацій. (См. объ этомъ «Синтетіческую химію» Ф. Ш. Барле).

3 Въ своемъ замѣчательномъ сочиненіи «Опытъ синтеза физическихъ силъ» — П. Лерэ (Р. Leray) устанавливаетъ именно эту первую гипотезу монады, какъ нѣкоторой опредѣленной части Всемогущества (такъ сказать, частичнаго Его выдѣленія, ограничивающаго свое проявленіе конечной и очень малой частью пространства, но всецѣло проявляющагося въ этой части «атомъ». Затѣмъ авторъ доказываетъ вычисленiями, что совокупность этихъ гипотетическихъ атомовъ образуетъ въ пространствѣ только однородную студенистую матерію безъ всякой вибраціи. Но если вторая, обладающая нѣсколько большей силой, монада вмѣщается съ спеціальной цѣлью сохранить ограниченныя группировки нѣкоторой формой, — то будетъ созданъ реальный міръ, однако, при томъ непремѣнномъ условіи, что-бы другая монада-посредница сохранила въ молекулахъ первоначальную группировку атомовъ.

Дѣйствительно, авторъ показываетъ вычисленіемъ, что вторая монада необходима, чтобы сдѣлать первоначальную атомическую субстанцію способной передавать свѣтовыя вибраціи, и только третья монада можетъ производить вибрацію всякаго рода. Послѣ этого опять таки посредствомъ вычисленій, примѣнительныхъ въ законахъ положительной механики, онъ выводитъ изъ этого хаоса всѣ формы и всѣ законы, открытые нашими физико-химическими и астрономическими науками. – Этой замѣчательной работой, совершенно аналогичной трудамъ Ньютона и Френеля (Fresnel), и столь-же строго научной, доказано, что матерія — есть только проявленіе самопроизвольности въ пространствѣ, что совершенно уничтожаетъ самый вопросъ о матерiализмѣ, противоположномъ спиритуализму, и позволяетъ намъ присутствовать при сотвореніи реальнаго міра въ пустотѣ и посредствомъ пустоты (то, что называли созданіемъ изъ ничего); это полное и безусловно научное доказательство гипотезы, заимствованной нами у преданія. (Прим. автора).

4 Именно это доказываетъ установленный нашими положительными науками принципъ, согласно которому всякое живое существо – есть совокупность клѣточекъ, обладающихъ независимой жизнью, постоянно и успѣшно работающихъ для достиженія общей цѣли, при чемъ совершенство существа соотвѣтствуетъ сложности его организма. (Прим. автора).

5 Троица можетъ быть выражена различными способами, смотря по особенностямъ космическаго процесса, на которыя обращается исключительное вниманіе. Вь христіанствѣ Отецъ – есть принципъ самопроизвольности. Сынъ или Слово (Богъ въ Богѣ до начала вѣковъ) – тотъ-же принципъ самопроизвольности, одушевляющій инертность, чтобы оживить форму, иначе говоря, индивидуализація Отца; Святой Духъ – принципъ взаимнаго соединенія индивидуализацiи Отца и первой Его самопроизвольности; что касается до индивидуализированнаго и оживленнаго пространства, — то есть первое созданіе – Дѣва-мать.

Индусская Троица – Брама, Вишна, Сива – выражаетъ скорѣе дѣйствiе жизни въ мiрѣ. Но въ основѣ всѣхъ троицъ мы всегда неизмѣнно находимъ одни и тѣ-же главные принципы и тѣ-же теоріи. (Прим. автора).


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта