Оккультизмъ. (Продолженiе)

(Начало статьи въ пр. № – читать тутъ)

(Перев. Д.I. Карабановича)

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

Методъ Оккультизма

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Вплоть до нашего времени Оккультизмъ считается чисто традицiонной наукой, утвержденiя которой могутъ быть провѣрены, примѣнены и доступны только очень ограниченному числу избранныхъ натуръ. Поэтому обыкновенно и не занимаются разсмотрѣнiемъ вопроса о его методахъ1. Мы же должны иначе разсуждать объ этомъ предметѣ; мы должны спросить себя, можетъ-ли Оккультизмъ какимъ-нибудь образомъ примкнуть къ нашимъ положительнымъ наукамъ и даже можетъ-ли онъ вообще претендовать на званiе науки, которое приписываютъ ему, говоря объ охватываемыхъ имъ «оккультныхъ наукахъ»; и, въ случаѣ утвердительнаго отвѣта, — каковъ можетъ быть его методъ, и какова цѣнность сохранившаго его намъ преданiя.

Нельзя опредѣлить методъ науки прежде, чѣмъ сама она усовершенствуется настолько, что въ состоянiи будетъ дать достаточно прочное основанiе для оцѣнки своихъ средствъ. Но не таково положенiе Оккультизма: его едва-ли можно разсматривать какъ науку, такъ какъ онъ только-что признанъ ученымъ мiромъ. Слѣдовательно, руководясь даннымъ въ предыдущей главѣ опредѣленiемъ, пока мы можемъ только изслѣдовать, каковъ долженъ быть при теперешнемъ его состоянiи собственный методъ Оккультизма, для того чтобы онъ могъ занять мѣсто въ ряду нашихъ наукъ.

Извѣстно, что въ наукѣ методъ всегда сводится къ одной изъ двухъ крайностей: методу «апрiорному», выводящему всѣ свои утвержденiя изъ высшихъ принциповъ, предварительно принятыхъ за достовѣрные, и методу «апостерiорному», производящему свои построенiя при помощи индукцiи, основываясь на фактахъ, установленныхъ наблюденiемъ или опытомъ. Первый методъ, главнымъ образомъ, сроденъ наукамъ метафизическимъ, второй – положительной наукѣ. Итакъ, мы видимъ, что оккультная наука, посредница между двумя другими, не можетъ спецiально ограничиться ни однимъ изъ этихъ методовъ, она должна соединить ихъ, дополняя одинъ другимъ; методъ ея будетъ существенно синтетическимъ2.

Установивъ это, остается узнать, гдѣ будетъ точка отправленiя Оккультизма – въ принципахъ, установленныхъ «апрiори» или, въ наблюденiи и опытѣ.

Разсмотримъ сначала второй случай – случай оккультной науки, основанной на положительномъ изученiи явленiя.

Въ наше время положительная наука занялась изслѣдованiемъ нѣсколькихъ явленiй, спецiально принадлежащихъ Оккультизму, намѣреваясь подвергнуть ихъ своему собственному методу и ввести въ область положительной науки. Что можетъ изъ этого выйти?

Силы, находящiяся внѣ насъ, которыя мы привыкли изучать, совершенно отъ насъ независимы: онѣ дѣйствуютъ безъ насъ и вопреки нашей волѣ; мы можемъ отклонить, комбинировать, но не можемъ измѣнить ихъ, такъ какъ онѣ касаются только физической матерiи.

Напротивъ, силы, изучаемыя Оккультизмомъ, по природѣ своей, какъ мы это видѣли, связаны съ тонкой матерiей, совершенно отличной отъ нашей физической природы, и эта, находящаяся въ насъ3, матерiя, одинаково необходима какъ для наблюденiя, такъ и для воспроизведенiя изучаемаго явленiя. Вслѣдствiе этого, изслѣдованiе требуетъ соблюденiя совершенно особыхъ условiй; мы знакомимся съ ними только при помощи изслѣдованiя и должны имъ подчиняться.

Иначе говоря, наблюденiе будетъ главнымъ образомъ психическимъ, такъ-же какъ и явленiя, носящiя теперь это названie; тутъ открывается широкое поле заблужденiю, и наблюдатель заключенъ какъ бы въ заколдованномъ кругу.

Что же сдѣлала положительная наука, чтобы избѣжать этого затрудненiя?

Она старалась сосредоточить свои наблюденiя надъ психическими явленiями, свойственными человѣческой природѣ и происходящими въ самомъ человѣкѣ. Такимъ образомъ, она собрала цѣлый рядъ фактовъ, которые, повидимому, могутъ быть объяснены простыми физiологическими разстройствами и приводятъ къ заключенiю, что мнимый Оккультизмъ — только субъективный и обманчивый результатъ разстройства организма.

Но многie ученые признали недостаточность этихъ наблюденiй, пренебрегающихъ значительнымъ числомъ такихъ вполнѣ доказанныхъ и совершенно необъяснимыхъ этой теорiей явленiй, какъ выдѣленiе (экстерiоризацiя) чувствительности двигательной силы, уничтоженiе тяжести предметовъ и даже способность матерiи разлагаться и дѣлаться проницаемой, какъ, напримѣръ, въ явленiяхъ приноса на медiумическихъ сеансахъ4.

Кромѣ того, еще и до сихъ поръ далеко не достаточно изучены, не смотря на полную возможность, психическiе феномены, производимые волей, какъ надъ живыми существами (напримѣръ, явленiя животнаго магнетизма, столь несовершенно воспроизводимыя гипнотизмомъ), такъ и надъ инертной матерiей. Однако, явленiя эти чрезвычайно важны, потому что доказываютъ присутствiе въ насъ самихъ активной силы психической природы, т.е. дѣятельности, всецѣло относящейся къ области явленiй Оккультизма, и здѣсь открывается уже существованiе самопроизвольныхъ силъ или «идей-силъ», —посредницъ между двумя мiрами: физическимъ и метафизическимъ.

Но предстоитъ еще много сдѣлать при изученiи идей этого порядка; уже само опредѣленiе Оккультизма наводитъ на мысль о томъ, что необходимо должны быть существа, присущiя гиперфизической матерiи, и что эти существа болѣе или менѣe располагаютъ соотвѣтствующими силами. Такъ называемыя спиритическiя явленiя подтверждаютъ такую вѣроятность, часто проявляя дѣятельность разумныхъ и самопроизвольныхъ силъ, не причастныхъ уму и волѣ присутствующихъ.

Но чисто позитивное наблюденiе не можетъ ознакомить насъ съ этими существами, такъ какъ не знаетъ всѣхъ условiй ихъ существованія.

Въ общемъ, аналитическiй «апостерiорный» или индуктивный методъ наталкивается здѣсь на слѣдующiя главныя затрудненiя:

а) Дѣятельность матерiи, природа которой ему настолько неизвѣстна, что онъ сомнѣвается даже въ ея существованiи.

Также мало извѣстны ему условiя не только явленiя, но даже и его наблюденiя; между тѣмъ, для знакомства съ этими условiями остается все тотъ-же непригодный методъ.

б) Влiянiе самаго оператора на изучаемое явленiе.

в) Въ особенности-же многоразличныя влiянiя, чуждыя человѣчеству и очень часто обладающiя силой, значительно превосходящей силу человѣка, для котораго еще все скрыто и таинственно.

Безъ сомнѣнiя, длинный рядъ настойчивыхъ, хотя и неопредѣленныхъ исканiй, опытовъ и поправокъ мало-помалу помогли-бы преодолѣть всю эту массу препятствiй; но легко себѣ представить, какое количество лѣтъ для этого потребуется, если мы сопоставимъ настоящее состоянiе положительной науки съ результатами, достигнутыми спиритизмомъ въ теченiе полу-столѣтiя.

Въ дѣйствительности, Оккультизмъ, какъ наука положительная, находится пока еще только въ зачаточномъ состоянiи, а духъ человѣческiй слишкомъ нетерпѣливъ, въ особенности-же въ наше время, при томъ жгучемъ интересѣ, который возбуждаетъ этотъ предметъ, мы могли удовлетвориться смутными надеждами на то рѣшенiе, которое черезъ нѣсколько вѣковъ обѣщаетъ намъ дать положительная наука.

Посмотримъ, что можетъ дать намъ методъ гипотезы, повѣряемой опытомъ; вернемся къ только-что указанному затрудненiю — вмѣшательству въ психическiя явленiя самопроизвольныхъ силъ и, въ особенности, дѣйствiю воли или человѣческой чувствительности.

Наша душа, какова-бы ни была ея природа, относится къ числу предметовъ, подлежащихъ изслѣдованiю Оккультизма, ибо она, какъ это только-что было упомянуто, — производитъ такiя оккультныя явленiя, какъ предчувствiе, видѣнiе на разстоянiи, всѣ, такъ называемыя, явленiя телепатiи, предвидѣнiе будущихъ событiй и т.д.

Подобное участiе нашей души въ фактахъ, называемыхъ психическими, можетъ быть двоякаго рода: въ однихъ (какъ только-что нами перечисленные) она исключительно пассивна и воспрiимчива; въ другихъ, наоборотъ, она дѣятельна, проявляетъ свою волю, оказывается одаренной самопроизвольностью, сама управляетъ изучаемой силой — таковы явленiя магнетизма и гипнотизма, — во всемъ, касающемся оператора (внушенiе, очарованiе, исцѣленiе, физiологическiя измѣненiя и даже приведенiе въ движенiе инертныхъ тѣлъ).

Явленiя этого рода даютъ намъ возможность изучить движущую силу въ самомъ ея источникѣ, знакомятъ насъ со-второй причиной, объектомъ Оккультизма, которая въ одно и то-же время и въ насъ, и внѣ насъ5.

Онѣ доказываютъ также способность идеи управлять силой, ибо, какъ это прекрасно выяснилъ философъ Эдуардъ фонъ Гартманъ въ «Teopiи Безсознательнаго», первый актъ воли — идея желаемой вещи, и эта идея должна возбудить силу, чтобы перейти въ дѣйствiе, стать «идеей-силой». Эти явленiя доказываютъ правильность опредѣленiя Оккультизма словами: «думать — значитъ творить».

Это замѣчанiе доставляетъ первое, чрезвычайно важное для нашего предмета, заключенiе: матерiя и неотдѣлимая отъ нея сила – не суть единственные элементы вселенной, внѣ ихъ существуетъ третья господствующая и располагающая ими сила – «самопроизвольность».

Эта сила также существуетъ въ природѣ, какъ и въ насъ самихъ, и отличительными ея признаками являются недѣлимость и непреодолимость6.

Слѣдовательно, существующая въ насъ самопроизвольность не полна; хотя она и сохраняетъ въ насъ свое основное свойство — недѣлимости, но не только не можетъ проявляться во-всемъ своемъ объемѣ, но и ограничена въ очень узкихъ предѣлахъ универсальной самопроизвольностью природы7.

Она совершенно одинакова какъ въ насъ такъ и въ природѣ, такъ какъ можетъ дѣйствовать на молекулы и даже на самые атомы тѣлъ, какъ это доказываютъ явленiя левитацiи8, переноса предметовъ на разстоянiи, прохожденiя матерiи сквозь матерiю и самопроизвольное возгаранiе, причемъ два послѣднiя явленiя очень часто публично производятся факирами и iогами — въ Индiи, а иногда и въ Европѣ.

Шарль Барле

(Продолжение въ сл. № – читать тутъ)

 

1 Изъ современниковъ только одинъ писатель ясно обсуждалъ вопросъ о методѣ въ Оккультизмѣ, это — Папюсъ. Въ своемъ сочиненiи, «Методическое изслѣдованie Оккультной науки», онъ приписываетъ Оккультнаму особый методъ изслѣдованiя «аналогiю»; но аналогiя — не методъ; это – еще болѣе несовершенный способъ разсужденiя, чѣмъ индукцiя, и на ней совершенно невозможно построить цѣлую науку, ибо слѣдствiя, наиболѣе удаленныя отъ основного принципа, настолько отличались-бы отъ этого послѣдняго, что совершенно не имѣли-бы никакой цѣны. Кромѣ того, чтобы примѣнитъ аналогiю къ Оккультизму, нужно было-бы, по крайней мѣрѣ, исходить изъ принципа, считающагося достовѣрнымъ (напр. изъ Троицы), какъ это и дѣлаетъ названный писатель. Этотъ безусловно космилогическiй принципъ не встрѣчается въ простомъ мiрѣ физическихъ явленiй: онъ будетъ либо метафизическимъ, либо гипотетическимъ, либо традицiоннымъ, и, такимъ образомъ, методъ войдетъ въ одну изъ обыкновенныхъ системъ, которыя будутъ указаны. Аналогiя ни въ какомъ случаѣ не можетъ быть спецiальнымъ методомъ Оккультизма.

2 Безъ сомнѣнiя, каждый научный методъ употребляетъ синтезъ, либо какъ точку отправленiя въ прiемѣ «апрiорномъ», либо какъ заключенiе предварительнаго анализа; но эти синтезы отличаются и другъ отъ друга, и отъ синтеза, употребляемаго Оккультизмомъ; первый (апрiорный) можетъ быть очень спорнымъ, такъ какъ слишкомъ возвышенъ; второй, наоборотъ, не можетъ превзойти весьма низкаго уровня ближайшихъ причинъ. Синтезъ Оккультизма долженъ быть по-существу совершенно промежуточнымъ, соединяющимъ первые принципы съ послѣднимъ изъ наслѣдованныхъ явленiй.

3 Существованie такой матеpiи доказано положительными наблюденiями: чтобы убѣдиться въ этомъ, достаточно припомнить работы и сочиненiя позитивиста д. Азсье, химика Крукса, доктора И. Жибье и полковника де-Роша.

4 См. работы де-Роша, Крукса и Максвелля.

5 Вопросъ о природѣ нашей воли здѣсь не играетъ роли; Шопенгауеръ можетъ, сколько ему угодно, утверждать, что самопроизвольность – не въ насъ, что она присуща только Универсальному, орудiями котораго мы являемся; для насъ важно только то, что эта самопроизвольность проявляется въ насъ и нами, что своимъ дѣйствiемъ она измѣняетъ психическое явленiе, и что самое дѣйствiе подчинено игрѣ нашихъ страстей.

6 Въ подвержденiе можно сослаться ня замѣчательныя работы профессора Ж. Колацца (G. Colazza) «Жизнь кристалловъ» (La vita ne cristalli).

7 Это доказываютъ, напримѣръ, предсказанiя Астрологiи, которая будетъ объяснена дальше, и реальность которыхъ каждый легко можетъ провѣрить; указанное въ предыдущемъ примѣчанiи образованiе кристалловъ уже можетъ служить доказательствомъ этого превосходства природы, такъ какъ ось ихъ не можетъ быть перемѣщена нашимъ вмѣшательствомъ.

8 Собственно говоря, въ вышеперечисленныхъ явленiяхъ нѣтъ нарушенiя космическаго порядка, въ смыслѣ сверхъестественнаго чуда, а лишь противодѣйствiе однѣхъ силъ (неизвѣстныхъ) другимъ – извѣстнымъ. Такъ, напримѣръ, при левитацiй благодаря экстазу, развивается въ организмѣ сила, отталкивающая, противодѣйствующая (противнаго знака) съ силой притяженiя земли. (Прим. Перев.).


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( Пока оценок нет )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта