Крата Репоа или посвященiе въ древнее тайное общество египетскихъ жрецовъ

(Начало статьи въ пр. № – читать тутъ)

Четвертая степень

Сраженie съ тѣнями1. Хистофоресъ

По прошествiи дней гнѣва, которые обыкновенно полтора года продолжались, приходилъ паки къ нему Тесмофоресъ, поздравивши его дружески, приказывалъ за собою слѣдовать, подавая ему шпагу и щитъ.

Послѣ чего приходилось идти имъ по темнымъ путямъ до тѣхъ поръ, пока, наконецъ, нѣкоторыя одѣтыя страшнымъ образомъ особы показывались, неся факелы и змiевъ, и, произнесши громко — Панисъ, его схватывали. Тесмофоресъ повелѣвалъ храбро противиться и избавляться отъ опасности. Наконецъ, брали они его въ плѣнъ, привязывали ему около шеи веревку, однако, такъ, чтобъ не могъ онъ удавиться.

Послѣ тащили его по землѣ до самой залы, въ которой надобно было ему вступать въ новую степень.

Тѣни удалялись, произведши новый крикъ.

Его поднявши, вводили въ великомъ изнеможенiи въ собранiе. Глаза ему развязывали, и тутъ видѣлъ онъ весьма хорошее украшенiе залы, установленной великолѣпными картинами. Государь самъ тамъ присутствовалъ съ Демiургомъ2.

Около нихъ сидѣли Столисты или водоносцы, Гiеросталиста съ перомъ на шляпѣ, какъ Секретарь, Закорисъ — казначей, и Комастисъ, который имѣлъ попеченiе о столѣ.

Одосъ или Ораторъ, пѣвецъ, имѣлъ потомъ рѣчь, которою поздравлялъ новаго Хистофориса съ его предпрiятiемъ; но что онъ только половину еще совершилъ своихъ трудовъ, которыхъ также долженъ былъ показать ему опытъ3.

Послѣ подносили ему питье, весьма горькое, именуемое Цице4. Cie долженъ онъ былъ все выпить; потомъ подавали ему щитъ Минервинъ, которая также Изисою называлась; надѣвали на него сапоги Анубисовы, который тоже самое былъ, что и Меркурiй, и епанчу Орка съ капишономъ. Онъ получалъ мечъ съ такимъ повелѣнiемъ, чтобъ той особѣ, которую найдетъ тамъ въ пещерѣ, отрубилъ голову, и принесъ-бы оную Государю. Каждый сочленъ восклицалъ, Hioбе! вотъ пещера непрiятеля. Въ ней показывалась чрезвычайно пригожая женщина, и столь искусно сдѣланная изъ тонкихъ пузырей и кожицъ, что можно было почесть ее за живую.

Къ сей подошедши новый Хистофоресъ и схвативши ее за волосы, отсѣкалъ голову и относилъ оную къ Государю и къ Демiургу; они, похваливши геройское его дѣло, сказывали ему, что отрубилъ онъ голову Горги5, сочетавшейся бракомъ съ Тифономъ и давшей поводъ къ убiенiю Озириса, и что онъ долженъ всегда быть мстителемъ зла. Потомъ получалъ онъ дозволенiе ходить всегда въ данномъ ему одѣянiи. Имя его вписывали въ книгу, въ которой всѣ судiи того государства находились.

Онъ имѣлъ вольное обхожденiе съ Государемъ и получалъ свою дневную пищу отъ двора6.

Ему давали всѣ законныя книги той земли и орденъ (который онъ могъ носить только во-время принятiя Хистофореса или въ городѣ Саксѣ), Изизъ или Минерву, которая изображалась въ видѣ совы.

На cie получалъ онъ слѣдующее изъясненiе, что человѣкъ при своемъ рожденiи бываетъ столько-же слѣпъ, какъ и сова, а чрезъ опыты и любомудрiе становится человѣкомъ. Шишакъ означалъ высочайшую степень премудрости; голова Горгоны — попранie страстей; щитъ — защиту отъ посмѣянiя; столпъ — непоколебимость; съ водою кружка — жажду къ наукамъ; колчанъ со стрѣлами — краснорѣчiе; копье — склоненiе изъдали, то-есть, когда славою своего имени другихъ какъ-бы поранить можно; пальмовая и масличная вѣтвь означали мiръ7.

Потомъ открывали ему, что имя великаго законодателя есть lоа8.

Cie самое было ихъ и проходное слово.

Они имѣли иногда собранiя, въ которые никто, кромѣ всѣхъ Хистофоресовъ входить не могъ.

Оное собранiе называлось Пиксонъ9, и слово ихъ было Сисихисъ10.

Впрочемъ, долженъ былъ оный обучаться Амманскому языку11.

Пятая степень

Балагате

Хистофоресъ имѣлъ право требовать сей степени, въ которой не могъ ему отказать Демiургосъ.

Итакъ, его вводили на мѣсто собранiя, гдѣ, обнимая его, всѣ сочлены вводили въ залу. Потомъ происходилъ нѣкоторый родъ позорища, на которое только онъ могъ смотрѣть, и котораго получалъ, наконецъ, изъясненiе. Одна особа, Оръ именуемая, ходила въ провожанiе нѣсколъкихъ Балагатовъ съ факелами по всей залѣ, и казалось, она искала чего-нибудь. Потомъ начиналъ Орусъ обнажать свою шпагу. Наконецъ, увидѣли въ пещерѣ, надъ которою пробивалось пламя, Тифона въ великой печали, какъ убiйцу сидящаго. Орусъ къ нему приближался. Но Тифонъ, вставши, показался въ страшномъ видѣ. Сто головъ у него было на плечахъ. Тѣло его было все покрыто чешуею и руки ужасной длины. Не взирая на cie, Орусъ подошелъ къ нему, и, повергши его на землю, умертвилъ. Тѣло его, отрубивши голову, бросали въ ту пещеру, изъ которой исходило то великое пламя. Голову показывали каждому, не говоря ни единаго слова.

Новому Балагату открывали потомъ, что Тифонъ значитъ огонь, какъ одну изъ ужаснѣйшихъ стихiй, безъ которой, однако, ничего въ свѣтѣ произвести не можно. Орусъ (Горусъ) означалъ трудъ и прилежанiе, которые могли изъ того получить великую пользу, ежели умѣли умерщвлять его силу.

Потомъ дѣлали Балагату наставленiе въ Химiи, и ему было отдано на волю, ежели имѣлъ онъ къ тому охоту, находиться такъ часто при чинимыхъ ими опытахъ, сколько онъ желалъ.

На сей конецъ для пропуска слово его было Xимiа.

Шестая степень

Астрономъ предъ вратами боговъ

Сiя степень была соединена съ нѣкоторыми предуготовленiями, ибо при входѣ въ залу собранiя налагали на него оковы и связывали.

Потомъ Тесмофоресъ велъ его сперва назадъ, во-врата смерти, имѣющiя много ступеней, по которымъ должно было сходить внизъ, ибо при посвященiи въ третью степень пещера наполнена была водою. Тутъ видны были лежащiя мертвыя тѣла, которыя, какъ измѣнники общества, погублены были. Ему угрожали подобною-же участью и отводили назадъ, для учиненiя вновь присяги. По совершенiи оной, разсказывали ему о началѣ всего ученiя, о единомъ Богѣ, присовокупляя къ тому наставленiе въ Практической Астрономiи. Онъ долженъ былъ ночью находиться при наблюденiяхъ и помогать прочимъ въ Tpyдахъ.

Предостерегали его отъ Астрологовъ и Гороскоповъ, ибо къ нимъ имѣли они истинную ненависть и омерзѣнiе за то, что были они начальники всего безбожiя и суевѣрiя. Сiи ложные учители народа избрали для узнаванiя себя слово Фениксъ, надъ которымъ Астрономы только смѣялись12.

Вскорѣ послѣ сего принятiя водили его ко-вратамъ боговъ и отворяли ему оныя. Онъ видѣлъ тамъ всѣхъ Боговъ, изображенныхъ живописью; причемъ Демiургь толковалъ всю ихъ исторiю, не умалчивая ничего. Также показывали ему списокъ ихъ бывшихъ главныхъ Надзирателей и всѣхъ сочленовъ, разсѣянныхъ по всему свѣту. Они учили его также нѣкоторому жреческому танцу, изображающему теченiе звѣздъ13. Проходное слово было Ивисъ, которое означало журавля и представляло эмблему осторожности.

Седьмая степень

Пророкъ, или лучше сказать Сафенатъ Панкахъ14, человѣкъ, знающiй таинства.

Послѣдняя и знатнѣйшая степень, въ которой изъяснялись точнѣе всѣ таинства, Астрономъ не могъ достигнуть сей степени безъ дозволенiя и благоволенiя Государя, Демiурговъ и всѣхъ высшихъ членовъ.

Потомъ имѣли они публичные ходы, въ которыхъ всегда показывали народу всѣ святыни. Сей ходъ назывался Памилахъ15.

По окончанiи оныхъ выходили они тайно изъ города, гдѣ стояли извѣстные домы, построенные квадратомъ, и имѣли разныя комнаты, великолѣпно размалеванныя и представляющiя человѣческую жизнь16.

Сiи домы назывались Манерасъ17, ибо простой народъ думалъ, что имѣли они особливое обхожденiе съ усопшими духами.

Они, вошедши въ оные домы, которые окружены были множествомъ столповъ, на коихъ стояли по перемѣнкамъ либо Сфинксъ, либо гробница, подносили новому пророку питье Оймелласъ18, объявляя ему притомъ, что теперь кончились всѣ искушенiя.

Потомъ получалъ онъ Крестъ особливаго значенiя, который безпрестанно носить былъ долженъ19.

Ему давали хорошее бѣлаго цвѣта долгое и весьма отмѣнное платье, называемое Этанги.

На головѣ онъ имѣлъ уборъ четыреугольный.

Особенный его знакъ былъ тотъ, что обыкновенно складывалъ свои руки, въ долгихъ рукавахъ, на подобiе Креста20.

Потомъ обрѣзывали у него всѣ волосы21,

Напослѣдокъ, получалъ онъ позволенiе читать всѣ тайныя книги, писанныя на Аммонскомъ языкѣ, и притомъ шифру, называемую Королевскiй брусъ22.

Величайшее преимущество, ими получаемое, состояло въ томъ, чтобы помогали они въ избранiи Государей23.

Слово ихъ было Адонъ24.

Онъ могъ также получать по нѣсколькомъ времени чины въ томъ обществѣ и быть Демiургомъ.

О должностяхъ и одеждахъ

  1. Демiургесъ, главный Надзиратель общества, носилъ небеснаго цвѣта кафтанъ съ вышитыми звѣздами и желтый поясъ25.
    Онъ носилъ сапфиръ, осыпанный дорогими камнями, на золотой цѣпочкѣ на шеѣ.
    Онъ былъ притомъ верховный судiя во всемъ государствѣ.
  2. Iерофантесъ почти также одѣвался, какъ и Демiургесъ, только съ тою отмѣною, что носилъ Крестъ.
  3. Столистасъ, водоносецъ, имѣлъ долгiй кафтанъ и особливый родъ сапоговъ. У него были всѣ одежды подъ присмотромъ.
  4. Iеростолистасъ носилъ перо на шляпѣ и сосудъ, Канониконъ называемый и имѣющiй видъ цилиндра; въ немъ были для писанiя чернила.
  5. Тесмофоресъ долженъ былъ вводить всѣхъ посвященныхъ.
  6. Закорисъ имѣлъ казну на рукахъ.
  7. Комастисъ долженъ былъ стараться о столѣ. Подъ его властью находились всѣ Пастофоры.
  8. Одосъ или ораторъ (пѣвецъ).

О столѣ

Они должны были всѣ омыться прежде, нежели сядутъ за столъ.

Они не могли пить вина, а только пиво.

Во-время кушанья показывали имъ всѣмъ или цѣлый человѣческiй остовъ или Бутои (Саркопея) гробъ. По семъ возглашалъ Одосъ ciи слова: Менеросъ, т.е. о смерть! приди къ намъ благовременно! что самое пѣли съ нимъ и всѣ сочлены. По окончанiи стола, шли они всѣ къ своимъ упражненiямъ и размышленiямъ, или уклонялись къ покою, ежели не отворяли Божескихъ вратъ, Биранта, для Астрономическихъ изысканiй; въ семъ случаѣ препровождали они цѣлыя ночи безъ сна и должны были дѣлать наблюденiя.

Конецъ

1 Тertullianus de militis corona. Тертуллiанъ о воинской коронѣ.

2 Демiургъ былъ высшiй надзиратель общества. Они имѣли на собѣ всѣ свои Алидеи.

 3 Αἰλιανὸς. Aelianus var. Histor. Lidr. XIV. Cap. 34 пишетъ: Eum omnium hominum justissinum et tenacissimum oportebat, qui circa collum imaginem ex Sapphirogemma confectam gestabat (Алидiа – и истина; Египетскiй орденъ. Елiанъ — «Различныхъ исторiй», Кн. XIV, гл. 34, пишетъ, что тотъ долженъ быть справедливѣйшiй и твердѣйшiй изъ всѣхъ, кто носилъ на шеѣ образъ изъ драгоцѣннаго сапфира.

4 Уповательно, что сiе питiе было то же самое, что и [_неразборчиво_] Athenacus Libr, 9. (Атеней, Кн. 9).

5 Gorgo, Gorgal или Gorgonna. – (Горго, Горгал или Горгона – суть Египетскiя имена Медузы).

6 Diodorus Siculus Libr. l de juditiis Aegyptiorum (Дiодоръ Сицилiйскiй, кн. 1, о судахъ египтянъ).

7 Большой кабинетъ Римс., стран. 26.

8 Diodorus Siculus Libr. l de Aegyptiis legum latoribus. (Дiодоръ Сицилiйскiй, кн. 1, о египетс. законодателяхъ. Ciе особливо примѣчать должно, что имя loа есть ни что иное, какъ слово Iегова, написанное безъ самогласныхъ точекъ).

9 Подобно Французскому Ли де-Жюстисъ (Lit de Justice).

10 Древнiй Египетскiй жрецъ.

11 Aмманскiй языкъ былъ тайной, ибо онъ всѣхъ ближайшимъ почитался къ обученiю всей тайны.

12 Herodotus Histor. Aethyop. Lihr. 3. (Геродотъ – Исторiя Ефiопск., кн. 3).

13 Lucian de saltatione. Лукiанъ о плясанiи.

14 Jamblichus de misteriis Aegyp. Ямплихъ о таинствахъ Египтянъ.

15 Называется oris circumсino, т.е. обрѣзанiе языка.

16 Voyag de Lucas en Egypt. («Путешествiе Лука въ Eгипетъ»).

17 Убогiе дома или кладбища.

18 Чаятельно [_неразборчиво_], которое дѣлалось изъ вина и меду. Atheneus Libr. 9. (Атеней. Кн. 9).

19 Rufinus Libr. 3, cap. 39. (Руфинъ. Kн. 3, гл. 39).

20 Porphyrus de abstinentia, (Порфирiй«О воздержанiи»).

21 Piеrius Libr. 32. (Пiерiй кн.32).

22 Pultarch, de Amore Fraterno. Diodorus Siculas in additionibusь(Плутархъ» «О братской любви». Дiодоръ Сицилійскiй, въ прибавленiяхъ).

23 Sinesius de providentia (Синезiй — «О привидѣнiи»).

24 Historiac Deor. Syntagma primum Lilio Grace antore p. 2. (Первое отдѣленiе «Исторiи о богахъ» сочиненiя Лилiя Греч. Аст., стр. 2).

25 Монфоконъ, томъ II, стр. 102 фиг. Унгеръ – «Книга о поясахъ».


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( Пока оценок нет )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта