Яковъ Вилимовичъ Брюсъ

и значенiе его въ исторiи русской Астрологiи

Яков Вилимович Брюс русский государственный деятель, военачальник, дипломат, инженер и учёный

Cтремленie уловить свою связь съ окружающей природой, подмѣтитъ различныя соотношенiя мiровыхъ явленiй – было издавна присуще русскому народу. Наряду съ односторонней религiозной литературой, всѣ накопившиеся вѣками примѣты, наблюденiя и преданiя сохранялись или в формѣ апокрифическихъ сказанiй, составлявшихъ смѣсь христiанскаго ученiя и языческой поэзiи, или-же являлись матерiаломъ для всевозможныхъ травниковъ, волховниковъ, трепетниковъ, сносудцев и тому под. рукописныхъ сборниковъ. Они одинаково отражались и в поэтическихъ произведенiяхъ народа, как напр., «Слово о Полку Игоревѣ» или «Cказанie о Мамаевомъ Побоищѣ». Такой исключительный интересъ нашихъ предковъ къ тайнымъ знанiямъ находилъ себѣ рѣзкiй отпоръ въ проповѣдяхъ и сочиненiяхъ духовенства и карательныхъ мѣрахъ властей. Такъ, уже съ XII вѣка мы встрѣчаемся съ обличительными рѣчами черноризца Кирика относительно такъ называемыхъ «hora fatalis»; Cepaпiонъ и св. Ефремъ слѣдуютъ его примѣру. Максимъ Грекъ пытается разоблачить Николая Нѣмчина (Николай Шомбергъ, членъ Нанскаго посольства, бывшiй въ Москвѣ въ 1516 и 1519 г.г., впослѣдствiи кардиналъ), издѣваясь надъ его астрологическими предсказанiями, но эти обличенiя и нападки мало помогали. Интересъ въ народѣ сохранялся, знанiя распространялись (особенно содѣйствовалъ этому церковный причтъ, для котораго переписыванiе отреченныхъ памятниковъ составляло прибыльную статью дохода). Уже Iоаннъ Грозный нашелъ нужнымъ указать на это отцамъ Стоглаваго собора: «волхвы и чародѣйники въ Аристотелевы врата и въ Рафли смотрятъ и по звѣздамъ, и по планидамъ гадаютъ, и смотрятъ о днѣ и часѣ»… Однако, жажда тайныхъ знанiй одинаково сказывалась какъ среди простого люда, такъ и въ царскихъ палатахъ. Нѣмчинъ фонъ-деръ Гейденъ посвящаетъ царя Михаила Өеодоровича въ тайны алхимiи (Рихтеръ — «Ист. медиц. въ Pocciи»); Адамъ Oлеарiй получаетъ отъ Михаила Өеодоровича приглашенie быть придворнымъ астрологомъ. Мрачные толки въ народѣ въ 1654 г. побуждаютъ царя Алексѣя Михайловича обратиться къ своему доктору Энгельгардту, бывшему одновременно и астрологомъ. Тотъ предсказываетъ мировую язву въ 1655 г., что, какъ извѣстно, сбывается. Но Энгельгардтъ не ограничивается этимъ предсказанiемъ. Въ длиннѣйшемъ посланiи къ царю онъ пространно излагаетъ все ученiе acтрологiи, начиная словами Корнелiя Геллы: «Значенiе планетъ обширнѣйшее, смыслъ неудобопонятенъ, наблюденiе не только полезно, но и необходимо». Это увлеченiе Алексѣя Михайловича Астрологiей вызвало въ свою очередь нападки духовенства въ лицѣ попа Лазаря. Однако, интересъ къ тайнымъ знанiямъ все росъ, на что указываетъ широкое paспространенiе въ ХVI и XVII в.в. рукописныхъ сборниковъ, имѣвшихъ отношенiе къ этимъ наукамъ. Конечно, наряду съ оригинальными сочиненiями чисто русскаго происхожденiя проникло многое и съ Запада. Такъ, между прочимъ, въ XVII в. появилась въ русскомъ переводѣ «Ars magna» Раймунда Луллiя, названная въ рукописи «Великая и Предивная Наука». Со второй половины XVIII столѣтiя начинаютъ появляться въ рукописномъ переводѣ календари Фогта, изобиловавшiе различными политическими предсказанiями. Намъ извѣстенъ одинъ экземпляръ такого календаря съ критическими замѣтками на поляхъ Петра Великаго по поводу этихъ предсказанiй1.

Петръ Великiй, какъ извѣстно, интересовался Астрологiей. Мы имѣемъ указанiя, что уже въ 1696 г. въ Москвѣ существовало общество «Нептунъ» (къ которому принадлежалъ и Петръ), состоявшее изъ 8 членовъ подъ предсѣдательствомъ Лефорта, и занимавшееся между прочимъ тайными науками, въ томъ числѣ и Астрологiей. Засѣданiя этого общества происходили въ верхней каморкѣ Сухаревой башни, спецiально приспособленной для астрономическихъ и астрологическихъ наблюденiй. Членомъ общества Нептунъ былъ также и знаменитый Яковъ Вилимовичъ Брюсъ, извѣстный всѣмъ и каждому какъ составитель календаря, носящаго его имя. Разностороннiя знанiя Брюса, пользовавшагося извѣстностью ученаго во всей Европѣ, снискали ему особое уваженiе со стороны великаго русскаго преобразователя. Брюсъ знакомилъ Петра съ тайнами Астрономiи и Астрологiи, производилъ съ нимъ разныя наблюденiя и вычисленiя въ той-же Сухаревой башнѣ. Огромная библiотека Брюса, составляющая нынѣ собственность Императорской Академiи Наукъ, изобилуетъ сочиненiями по различнымъ отраслямъ тайныхъ знанiй. Bѣроятно, своей-же необыкновенной эрудицiи обязанъ Брюсъ тѣмъ, что получилъ въ завѣдыванiе Московскую типографiю. Въ этой типографiи, между прочимъ, была выполнена работа, имѣвшая великое значенiе для исторiи русской Астрологiи. Мы говоримъ о такъ называемомъ Брюсовомъ календарѣ. Были попытки снести къ нулю участiе Брюса въ составленiи этой книги, на основанiи надписи на первой таблицѣ календаря, гласящей, что она выполнена: «подъ надзрѣнiемъ Его Превосходительства Генералъ-лейтенанта Якова Вилимовича Брюса, тщанiемъ библiотекаря Василiя Kипрiанова, мая 2-го 1709 г.»

Врядъ-ли однако, Bacилiй Кипрiановъ «тяглый человѣкъ», принужденный одновременно заниматься торговлей, гравировать и слѣдить за изданiемъ цѣлаго ряда сочиненiй по географiи и математикѣ, могъ безъ руководства самого Брюса такъ тонко и искусно систематизировать всѣ свѣдѣнiя, положенныя въ основу этого календаря. «Брюсовъ календарь есть итогъ многовѣковыхъ вѣрованiй, гаданiй и примѣтъ русскаго человѣка, подведенный рукою знатока, не того только русскаго, который цѣлые вѣка прожилъ жизнью разрозненною отъ народовъ Запада, а такого, который жилъ когда-то въ одинаковыхъ условiяхъ съ этими народами, подъ одинаковымъ влiянiемъ природы внѣшней и внутренней. Въ итогѣ оказалось и то, что растилъ русский народъ у себя дома, и то, что вырастили народы Запада. Въ томъ и другомъ много общаго»… (Керенскiй – «Древне-Рyсскiе отреченныя вѣрованiя и календарь Брюса»).

Брюсовъ календарь, въ своемъ первоначальномъ видѣ (единственный полный экземпляръ находится въ Императорскомъ Эрмитажѣ), состоялъ изъ 6-ти отдѣльныхъ таблицъ, гравированныхъ на мѣди. Въ первыхъ двухъ давались необходимыя астрономическiя (неисходная пасхалiя, лунникъ, время восхода и захода солнца и т.п.) и астрологическiя (значенiе знаковъ зодiака, dies nefasti и т.п.) свѣдѣнiя. На третьемъ мѣстѣ содержалось «Предзнаменованiе времени на всякiй годъ по планетамъ» на 112 лѣтъ (съ 1710 по 1821), прикрытое именемъ Ioанна Заган. Слѣдуетъ отмѣтить, что политическiя предсказанiя были выпущены, какъ признанныя несвоевременными, въ виду происходившихъ реформъ русскаго быта. Четвертая таблица заключала въ себѣ правила Мартына Альберта Теофраста изъ книги Вольфганга Гильдебрандта (здѣсь содержались всевозможные житейскiе совѣты, напр., въ какое время пускать себѣ кровь и т.п.). Наконецъ, пятая и шестая таблицы указывали способы пользованiя первыми четырьмя. Все изданiе было закончено только въ 1715 г. Брюсовъ календарь замѣчателенъ тѣмъ, что онъ явился первой печатной книгой, заключавшей въ себѣ всѣ тѣ свѣдѣнiя, которыя издавна втихомолку передавались въ народѣ. Это былъ настоящiй кодексъ тайныхъ знанiй, передававшихся у насъ на Руси изъ поколѣнiя въ поколѣнiе. «Народъ принялъ эту книгу, какъ что-то родное, какъ исповѣдь души своей, пережившей такъ много и начавшей бояться того, что пережито, что тѣсно слилось съ самою жизнью» (Керенскiй). Будучи одновременно близокъ и къ древней письменности и къ воззрѣнiямъ народа, календарь получилъ широкую извѣстность. Имя Брюса, какъ человѣка, постигшаго сокровенныя знанiя во всей ихъ полнотѣ, прiобрѣло необыкновенную популярность. На него смотрѣли, какъ на властителя судебъ, постигшаго всѣ тайны земли и неба. О немъ, какъ о колдунѣ, слагались цѣлыя легенды въ народѣ. Ходили слухи о несмѣтныхъ богатствахъ, зарытыхъ въ подвалахъ его Московскаго дома. Его календарь далъ возможность открыто появиться въ печати цѣлому рядy книгъ подобнаго-же содержанiя, иногда обладавшихъ еще большею полнотою. Все то, что было подъ запретомъ и ожесточенно преслѣдовалось въ теченiе цѣлаго ряда вѣковъ, но сохранялось въ памяти народа, какъ неразрывно связанное съ его мiровоззрѣнiемъ, получило отнынѣ право гражданства.

Cepгѣй Протасовъ

  

1 Пекарскiй: «Наука и Литература при Петрѣ Великомъ.


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( Пока оценок нет )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта