Оккультизмъ. (Опредѣленiе. Методы. Раздѣленiе. Примѣненiе)

(Перев. Д.I. Карабановича)

 Введенiе

Опредѣленiе Оккультизма

Разсматривая совокупность нашихъ наукъ съ точки зрѣнiя ихъ методовъ, и способовъ изслѣдованiя, мы прежде всего встрѣчаемъ рядъ позитивныхъ наукъ; онѣ изслѣдуютъ факты и соотвѣтствующiе законы посредствомъ нашихъ пяти физическихъ чувствъ и логики; при помощи этихъ орудiй, считающихся безусловно точными, эти науки восходятъ отъ явленiя къ его теорiи, т.е. къ ближайшей непосредственной его причинѣ.

Наукамъ позитивнымъ противополагаются науки философскiя, – метафизика или философiя причинъ, предметъ которой составляетъ познанiе первыхъ причинъ всѣхъ вещей и Единой Причины всѣхъ причинъ. Эта наука, главнымъ образомъ, основывается на свойствахъ, способностяхъ и идеяхъ, почерпаемыхъ ею въ духѣ человѣка. Между тѣми и другими цѣлая бездна. Ихъ области совершенно противоположны: первыя занимаются только фактами и предметами конкретными; вторыя – преимущественно всѣмъ нематерьяльнымъ. Не менѣе различны и ихъ методы или, по крайней мѣрѣ, ихъ методологическiя тенденцiи: первыя — отъ наблюденiй самыхъ положительныхъ и матерьяльныхь восходятъ къ самымъ общимъ отвлеченностямъ законовъ и непосредственнымъ причинамъ, примѣнимымъ къ каждому разряду явленiй; вторыя – съ самаго начала вынуждены подняться до нѣсколькихъ очень простыхъ универсальныхъ принциповъ, которые содержали-бы ихъ болѣе спецiальныя объясненiя, нисходя отъ самаго нематерьяльнаго къ конкретному. Въ наше время были попытки обратить Философiю въ положительную науку; но, не смотря на всѣ ухищренiя, до сихъ поръ не удавалось, не поколебавъ всего знанiя въ его цѣломъ, освободиться отъ «категорiй» или «первоначальныхъ принциповъ», лежащихъ въ основѣ Философiй и противополагающихъ ее положительнымъ наукамъ.

Повидимому, существуетъ общая почва, на которой эти науки могутъ встрѣтиться, — область гипотезы; но и тутъ ихъ противоположность проявляется въ томъ, что и къ гипотезѣ онѣ приходятъ съ двухъ различныхъ сторонъ; дѣйствительно, положительная наука въ гипотезѣ доходитъ до полнаго напряженiя силъ, между тѣмъ какъ Метафизика почерпаетъ въ ней свои первыя основы. Впрочемъ, эта промежуточная область не есть область достовѣрнаго, но она служитъ только мѣстомъ борьбы для защиты убѣжденiй, черезъ что обнаруживаются разногласiя.

Поэтому, названные два рода знанiя — положительное и метафизическое — съ незапамятныхъ временъ находятся въ постоянной борьбѣ между собою; въ наше время положительная наука болѣе, чѣмъ когда-либо, отрицаетъ достовѣрность данныхъ интуицiи, противопоставляя имъ обновленную теорiю субъективизма; а метафизика постоянно упрекаетъ свою противницу въ упорномъ отрицанiи наиболѣе укоренившихся и непреодолимыхъ инстинктовъ человѣческой природы.

Тѣмъ не менѣе, эти различныя знанiя столь-же необходимы другъ для друга, какъ тѣнь для свѣта, сопротивленiе для силы, синтезъ для анализа, субстанцiя для явленiя. Положительная наука можетъ создавать свои дедукцiи и индукцiи не иначе, какъ на основныхъ законахъ человѣческаго духа и въ частности на категорiяхъ. Съ другой стороны метафизика не можетъ пренебрегать свидѣтельствами чувствъ и роковой необходимости фактовъ, превосходно анализированныхъ ея противницей.

Такое замѣчанiе выясняетъ въ истинномъ свѣтѣ характеръ этихъ двухъ родовъ знанiя, дополняющихъ одно другое. Все имѣющее свою противоположность стремится къ соединенiю съ нимъ, при помощи третьяго посредствующаго начала, подобнаго первымъ; не утрачивая при этомъ своей индивидуальной особенности. Такъ, напримѣръ, дополнительные цвѣта сходятся въ бѣломъ, который ихъ содержитъ; безконечно большое и безконечно малое сливаются въ конечной формѣ. Гегель превосходно развилъ этотъ законъ и положилъ его въ основу своей логики, выразивъ его извѣстными терминами: «тезисъ» «антитеза» и «синтезъ».

Слѣдовательно, если ищущiй истины человѣческiй духъ стремится по двумъ противоположнымъ направленіямъ, не будучи въ состоянiи остановиться ни на одномь изъ нихъ, то въ срединѣ между этими двумя крайностями онъ долженъ вставить науку-посредницу, могущую дать ему искомое, ибо въ природѣ все находится въ гармонiи; въ ней нигдѣ нѣтъ пропасти и тѣмъ болѣе такой, которая, повидимому, зiяетъ между двумя родами нашихъ знанiй; еще менѣе, чѣмъ гдѣ-бы то ни было, допустима она въ области человѣческаго духа, который способенъ охватить, какъ въ цѣломъ, такъ и въ частностяхъ, безконечное пространство и трансцедентальную гармонiю космоса.

Эта наука-посредница, подобно положительной наукѣ, должна изслѣдовать явленiя, доступныя нашимъ физическихъ чувствамъ; но въ то-же время необъяснимыя методами, основанными на этихъ-же чувствахъ, ей необходима помощь трансцедентальныхъ чувствъ, одновременно аналогичныхъ какъ нашимъ обыкновеннымъ чувствамъ, такъ и такимъ психическимъ способностямъ, какъ воображенiе или интуицiя, Причины, которыя она откроетъ въ явленiяхъ присущаго ей порядка, будутъ такъ-же непосредственны и близки, какъ и открываемыя положительными науками; но въ то-же время онѣ будутъ заимствованы изъ мipa, непохожаго на нашъ физическiй мiръ; это будутъ причины вторыя высшiя, такъ сказать, трансцедентальныя, приближающiяся къ причинамъ метафизическимъ. Можно предвидѣть, что въ этихъ наукахъ мы будемъ имѣть дѣло съ матерiей болѣе тонкой, чѣмъ та, къ которой мы привыкли, болѣе тонкой, чѣмъ та-же матерiя въ наиболѣе разряженномъ состоянiи.

Съ другой стороны, въ такой наукѣ-посредницѣ чистая спиритуальность философiи. метафизическая абстракцiя должна будетъ спуститься съ высоты своей совершенной нематерiальности и облечься той трансцедентальной матерiальностью, о которой только что шла рѣчь. Слѣдовательно, она должна насъ познакомить съ существами, болѣе универсальными, чѣмъ всѣ до нынѣ намъ извѣстныя, болѣе эөирными, болѣе могущественными и болѣе близкими къ Источнику силъ, хотя все-таки индивидуальными, ограниченными и личными.

Такимъ образомъ цѣлый, совершенно особенный мiръ долженъ соотвѣтствовать этой наукѣ-посредницѣ, и въ то-же время въ насъ самихъ должно быть нѣчто, присущее этому особенному мipy, что намъ позволяетъ его воспринять, потому что наша человѣческая природа содержитъ въ себѣ кажущуюся антиномiю (противоположность) реальностей, собранныхъ въ третьей средѣ.

Наконецъ, эта наука, одновременно обладающая свойствами какъ физики, такъ и метафизики, даетъ намъ возможность, не только мысленно, но и посредствомъ реальнаго, т.е. чувствуемаго при извѣстныхъ условiяхъ воспрiятiя, — узнать существа и вещи, соединяющiя насъ съ Первой Причиной и служащiя посредниками между нами и Ею. Такая практическая наука непремѣнно должна быть «наукой религiозной».

Итакъ, подобная наука, дѣйствительно, существуетъ; она извѣстна, разрабатывается и преподается съ незапамятныхъ временъ.

Правильно или нѣтъ — это другой вопросъ, но мы ее называемъ теперь «Оккультизмомъ».

Соотвѣтственно приписываемому ему характеру, Оккультизмъ долженъ допускать, и, дѣйствительно, допускаетъ факты, доступные нашимъ чувствамъ, зависящiе отъ дѣйствiя силы на вещества, болѣе тонкiя, чѣмъ наша матерiя.

Оккультизмъ долженъ также доставить намъ возможность и средства управлять матерiей и дѣйствующими въ ней силами1.

Онъ долженъ также дать намъ не только способъ познакомиться съ существами, воплощенными въ этой самой матерiи, и ихъ участiемъ въ мiровой жизни, но и возможность сообщаться съ ними.

Кромѣ того Оккультизмъ долженъ объяснить философамъ, какимъ именно образомъ эти существа связаны съ первымъ проявленiемъ жизни и соединяютъ его съ реальностями нашего мiра; онъ долженъ дать детальное рѣшенiе космическихъ и психологическихъ проблемъ, о которыхъ еще спорятъ философы, въ особенности-же долженъ онъ уничтожить антиномiю (противоположность) духа и матерiи и заставить признать реальность субстанцiи.

Словомъ, можно сказать, что Оккультизмъ — есть ученiе о вторыхъ или полуреальныхъ причинахъ.

Такимъ образомъ, если принять въ расчетъ Оккультизмъ, то совокупность человѣческихъ знанiй должна охватить четыре главныхъ вѣтви наукъ:

«Науку положительную» или знанiе ближайшихъ причинъ движенiя и соотношенiе всѣхъ вещей.

«Оккультизмъ» или ученiе о вторыхъ причинахъ

 

1) Вещества и силы, болѣе тонкiя, чѣмъ наши, разсматриваемыя, какъ отдаленныя физическiя причины явленiй, изслѣдуемыхъ положительной наукой.

2) Существа, соотвѣтствующiя этимъ веществамъ (онтологiя и космологiя), дѣятели и психическiя причины явленiй.

 

«Философiю» или ученье о первыхъ причинахъ и о Причинѣ всѣхъ причинъ.

Мы займемся здѣсь только вторымъ изъ названныхъ подраздѣленiй — Оккультизмомъ; намъ предстоитъ познакомиться съ его методомъ, существенными частями и ихъ распредѣленiемъ.

Шарль Барле

 

(Продолжение въ сл. № – читать тутъ)

 

1 Современный спиритизмъ обнаруживаетъ только часть указанныхъ здѣсь явленiй, — это только отдѣлъ Оккультизма.


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта