Студентъ факиръ

Сегодня былъ вполнѣ основатель­ный поводъ, для того, чтобы я пересталъ уважать самого себя.

Допустимъ, вы твердо убѣждены въ истинности какихъ-нибудь положенiй, вродѣ:

Игрушки — дѣтская забава,

А всякiй честный гражданинъ

Всегда сказать имѣетъ право:

 — «Одинажды одинъ — одинъ!..

А вамъ, вдругъ, съ непреложной ясностью докажутъ, что все это чушь и два помноженное на два — соста­вляетъ: пятнадцать…

Нѣчто вродѣ этого сдѣлалъ сегодня, въ интимномъ кружкѣ студен­товъ политехниковъ, одинъ изъ нихъ — А. Богословскiй.

Этотъ скромный, необычайно за­стѣнчивый юноша, бѣлокурый и краснощекiй, нѣсколько лѣтъ тому на­задъ попалъ какимъ-то образомъ изъ Казанской губернiи въ Калькутту. Насмотрѣлся на факировъ, продѣлывающихъ самыя невѣроятныя вещи, и прiѣхалъ въ Россiю кудесникомъ… Откуда у него появился этотъ даръ, — ему самому неизвѣстно. Во всякомъ случаѣ, онъ утверждаетъ, что ни съ однимъ изъ индійскихъ факировъ не разговаривалъ и въ тайну ихъ не­обыкновенныхъ манипуляцiй посвя­щенъ не былъ. По его словамъ, онъ просто «догадался»…

И теперь, въ качествѣ факира-диллетанта, онъ продѣлываетъ удивительныя вещи единственно для того, чтобы «товарищамъ весело было».

Когда мы всѣ разсѣлись по мѣ­стамъ – онъ вошелъ въ комнату неуклюжей походкой, растерянно улыбаясь и сѣлъ въ углу. Всѣ съ любопытствомъ смотрѣли на этого увальня съ широкой, русской физiономiей и наивно смѣющимися глазами, съ ви­домъ которыхъ совершенно не вя­залась мысль о факиризмѣ.

Потомъ этотъ добродушный парень снялъ тужурку, усѣлся на полъ, вытянулъ ноги въ громадныхъ смазныхъ сапогахъ, поставилъ между ними пять пустыхъ стакановъ, бросилъ въ одинъ изъ нихъ отмѣченную папиросу и накрылъ все это широкимъ краснымъ одѣяломъ…

— Вы, господа… тово… не раз­говаривайте… А я сейчасъ папиросу, эту самую… черезъ одѣяло пропущу…

Положилъ наверхъ фуражку и сунулъ руки подъ одѣяло.

— Я сегодня… усталъ, больно… экзамены…

Сталъ тихо шевелить руками подъ одѣяломъ и виновато смотрѣлъ на присутствующихъ… Но спустя нѣко­торое время лицо его приняло какое-то утомленное выраженiе, глаза, какъ бы отъ усилiя, полузакрылись. Еще движенiе руками, и мы всѣ услышали характерный звукъ, какъ будто прокалывали матерiю тупымъ гвоздемъ…

Студентъ мотнулъ головой и одинъ изъ стоящихъ возлѣ него поднялъ фуражку. Подъ фуражкой лежала помятая папироса…

Потомъ за нею послѣдовали ста­каны. Всѣ пять стакановъ… Когда они «пролѣзали» черезъ стеганое одѣяло, каждый разъ слышно было скрипѣнiе стекла о матерiю…

И каждый разъ застѣнчивый фа­киръ смотрѣлъ на удивленныхъ зри­телей и говорилъ:

— Можетъ быть, не интересно… такъ я… тово… брошу…

Когда всѣ стаканы переселились наверхъ, студентъ всталъ, а всѣ присутствующiе бросились къ одѣялу и стали щупать его, нѣтъ-ли дырки!.. Дырокъ не оказалось…

Вслѣдъ за опытомъ со стаканами былъ показанъ опытъ прохожденiя черезъ запертыя на ключъ двери… Въ двухъ смежныхъ комнатахъ помѣстились свидѣтели. Одна изъ ком­натъ была освѣщена, въ другой былъ мракъ. Студентъ всталъ противъ дверей въ темной комнатѣ и черезъ нѣкоторое время изъ освѣщенной пслышался возгласъ удивленiя. Сту­дентъ былъ уже тамъ.

Всѣ обступили этого необыкновеннаго юношу и засыпали вопросами.

— Какъ это вы дѣлаете?.. Какъ вы научились?.. Чѣмъ это можно объяснить?..

А онъ стоитъ, облокотившись на подоконникъ и нехотя отвѣчаетъ…

— Да это-жъ ерунда!.. Чего вы право… Немножко внушенiя… своеобразнаго… а потомъ еще кое-что…

— Нѣтъ, вы только скажите мнѣ прямо: это не фокусъ?

— Нѣтъ!..

 Потомъ онъ сталъ разсказывать, какъ ему первый разъ удалось показать товарищамъ въ зеркалѣ изоб­раженiе отсутствующаго лица.

— Было это въ Казани… Вчера, напримѣръ, Сережка, на глазахъ очевидцевъ, уѣхалъ въ Москву, а сего­дня я получилъ отъ него письмо съ какой-то станцiи… Приходятъ това­рищи… Я и сталъ ихъ развеселять… Закрылъ большое зеркало платкомъ… Поставилъ передъ нимъ Володьку и говорю: смотри!.. Онъ смотритъ. Я потомъ отдернулъ платокъ, а онъ какъ крикнетъ… И.. тово… убѣжалъ… Вмѣсто себя — Сережку въ зеркалѣ увидалъ!..

Гипнотизмъ, внушенiе, шарлатан­ство, существованiе какой-нибудь новой, невѣдомой силы, открытой из­браннымъ самой природой? Чего я былъ сейчасъ свидѣтелемъ? Не знаю…


За то, что это не былъ ловкiй фокусъ, нехорошее одурачиванiе непосвященныхъ зрителей, — говоритъ поведенiе и добродушный видъ этого диллетантствующаго факира съ Волги, его непрофессiональность…

— Немного внушенiя и… еще кое-что…

Чортъ его знаетъ, это «кое-что!»…

(«Синiй Журналъ») Энъ Кавеевъ


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( Пока оценок нет )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта