Bѣщiе сны

Въ № 17 журнала «Ребусъ» г. А. Вудъ-Петерсъ сообщаетъ о своихъ, какъ онъ говоритъ, странныхъ снахъ.

Мнѣ кажется, что я всегда былъ въ тѣсномъ соприкосновенiи съ психической областью; у меня были стран­ные сны раньше, чѣмъ я научился понимать слова «духъ», «психизмъ» и т.п. И такъ какъ нѣкоторые изъ этихъ сновъ представляютъ нѣкото­рый интересъ съ моей точки зрѣнiя, то я и рѣшаюсь предать ихъ глас­ности.

Еще когда я быль совсѣмъ малень­кимъ ребенкомъ и мы жили въ домѣ около одного изъ каналовъ, я видѣлъ во снѣ, что иду по берегу это­го канала, наклоняюсь, чтобы под­нять обломокъ аспидной доски, а въ это время ко мнѣ бѣжитъ одинъ мой родственникъ, крича мнѣ: «Бѣги до­мой и скажи матери, чтобы пригото­вилась, потому что вода подымает­ся!» Это означало, что угрожаетъ наводненiе, которое нерѣдко посѣщало насъ, заливая водой, вышедшей изъ береговъ, всѣ близъ стоящiе построй­ки и дома.

Нѣсколько дней спустя я гулялъ по берегу канала въ часъ или два пополудни и нагнулся, чтобы под­нять обломокъ грифельной доски, а тотъ родственникъ, которого я видѣлъ во снѣ, бѣжалъ ко мнѣ, крича: «Чего ты тамъ стоишь? Иди домой!» А я ему отвѣтилъ: «Я уже это все видѣлъ во снѣ». — «О, съ ума ты со­шелъ съ твоимъ сномъ! – закричалъ онъ. — Ступай домой! Вода поды­мается!» Дѣйствительно, случилось наводненiе, и домъ нашъ залило.

Еще одинъ сонъ изъ временъ мо­его дѣтства остался въ моей памяти. Мнѣ снилось, что я стоялъ у воротъ и глядѣлъ на похороны моего дяди; я не могъ ни подойти, ни слѣдовать за процессiей; между тѣмъ всѣ мои родные — братья двоюродные и т.д. — провожали покойника. По пробужде­нiи меня удивила несообразность: по­чему же я не могъ принять участiя въ церемонiи? Вскорѣ этотъ дядя мой заболѣлъ и умеръ; заболѣлъ одно­временно съ нимъ и я настолько cepieзно, что едва не послѣдовалъ за нимъ. Черезъ два дня послѣ смерти дяди я все-таки могъ подняться съ постели, но присутствовать на его похоронахъ не могъ: во-первыхъ, вслѣдствiе крайней слабости, а, во-вторыхъ, потому, что за время болѣзни такъ выросъ, что всѣ мои одежды мнѣ не годились; но желанiе посмо­трѣть хотя бы издали на похороны заставило меня выползти кое-какъ къ воротамъ.

Часто я посѣщалъ въ сновидѣнiяхъ мѣста, дотолѣ не видѣнныя мною и которыя я узнавалъ впослѣдствiи. Я помню сонъ, который я видѣлъ въ перiодъ сильнаго горя. Я видѣлъ се­бя стоящимъ раннимъ утромъ на вершинѣ горы. Великолѣпный вос­ходъ солнца на синемъ-синемъ небѣ, сверкающее вдали море и у ногъ мо­ихъ дѣвiй волосъ (родъ папоротника), который я нигдѣ не встрѣчалъ въ ди­комъ состоянiи; я переполненъ былъ радостью и счастiемъ и думалъ, какъ это хорошо вырваться изъ темнаго грязнаго Лондона, уйти отъ моихъ тяжелыхъ думъ… И вдругъ я услы­шалъ — скорѣй почувствовалъ, чѣмъ услышалъ — слово: «Помни». Я про­снулся и съ болью въ сердцѣ срав­нилъ только-что видѣнную мною во снѣ лучезарную картину съ горемъ и тоской, переполнявшими мое мате­рiальное существованiе. Но очарованiе видѣнiя долго жило во мнѣ. Затѣмъ я много путешествовалъ, много перевидалъ странъ, но нигдѣ не встрѣтилъ растущiй на волѣ дикiй дѣвiй-волосъ. И вотъ я поѣхалъ въ Южную Африку. Однажды въ воскресенiе г-жи Ирлей, у которыхъ я проживалъ, предложили мнѣ прой­тись съ ними по парку, который по­даренъ Кэптоуну Сесилемъ Родсомъ; день быль ясный, солнечный и нашъ путь лежалъ по склону чудныхъ горъ. Мы подымались все выше и выше, и вдругъ я замѣтилъ подъ ногами дѣвiй-волосъ, онъ росъ здѣсь во мно­жествѣ. Я оглянулся кругомъ и уви­далъ ту панораму, которая меня такъ восхитила во время моего сна: надо мною было ярко-синее небо, залитое солнцемъ, дикiй дѣвiй-волосъ подъ ногами и вдали сверкающее море. Тѣ, кто посѣщалъ Кэптоунъ, несомнѣнно подтвердятъ мое мнѣнiе, что съ этой стороны города видъ представляется исключительнымъ по своей красотѣ.

За нѣсколько лѣтъ до моего посѣ­щения Pocciи я неоднократно видѣлъ во снѣ эту страну; особенно остался въ моей памяти одинъ сонъ: я видѣлъ себя живущимъ въ одномъ домѣ (домъ этотъ я видѣлъ прекрасно), гдѣ говорятъ на непонятномъ мнѣ язы­кѣ, и будто бы ко мнѣ подходитъ старуха въ странной одеждѣ, какой я никогда нигде не видалъ. И вотъ однажды, когда я былъ въ С.-Петербургѣ, я не засталъ дома одного мо­его знакомаго и мнѣ пришлось его подождать; я стоялъ у окна и лѣниво смотрѣлъ на падающiй снѣгь; вдругъ взглядъ мой упалъ на домъ, какой я видѣлъ во снѣ, онъ былъ какъ разъ на противоположной сто­ронѣ улицы. Въ полномъ сходствѣ его съ домомъ, который я видѣлъ во снѣ, я впослѣдствiи имѣлъ случай вполнѣ убѣдиться. Что же касается до страннаго костюма старушки, то именно въ Pocciи я встрѣчалъ очень часто простолюдинокъ, одѣтыхъ въ подобныя костюмы.

Одно странное приключенiе, быв­шее со мною, я не могу назвать сномъ, хотя сонъ несомнѣнно помогъ этому явленiю. Мой знакомый, докторъ, служилъ на кораблѣ далекаго плаванiя и, когда его корабль уходилъ въ мо­ре, то часто его друзья подолгу не получали вѣсточки о немъ. Однажды, во время такой его отлучки, я за­шелъ къ нашимъ общимъ знакомымъ, послѣ обѣда задремалъ на нѣсколько минутъ и увидѣлъ себя во снѣ пере­несеннымъ въ каюту корабля, гдѣ докторъ сидѣлъ, углубившись въ чтенiе. Онъ поднялъ голову, взглянулъ на меня и спросилъ: «Какъ вы сю­да попали?» Я отвѣтилъ: «Я въ го­стяхъ у Д*, заснулъ и вижу васъ». Онъ простился со мной, и я проснул­ся. Я тотчасъ же разсказалъ свой сонъ и еще обратилъ вниманiе на отчетливость и ясность всѣхъ дета­лей его. Вскорѣ докторъ вернулся, и мы свидѣлись; во время нашей бе­сѣды онъ вдругъ спросилъ меня: «Между прочимъ, — что дѣлали вы въ воскресенье такого-то числа?» — «А что?» — спросилъ я. «Я сидѣлъ въ своей каютѣ и читалъ и совсѣмъ не думалъ о васъ; вдругъ вы оказались стоящимъ около меня. Я даже испу­гался. Потомъ я спросилъ васъ, какъ вы попали сюда, а вы мнѣ отвѣтили, что вы заснули въ гостяхъ у Д*». — Тогда я ему разсказалъ мой сонъ, который подтвердили впослѣдствiи и свидѣтели. Долженъ прибавить, что этотъ докторъ временами обладалъ даромъ ясновидѣнiя, и не мало стран­ныхъ случайностей было у насъ съ нимъ.

Но далеко не всегда понятны и легко объяснимы наши воспрiятiя во время сна. Привожу для примѣра два слѣдующихъ случая.

Когда я жилъ въ западной части Лондона, то столовался у сестры, которая жила по близости. Отъ меня къ ея жилищу было два пути: одинъ подальше, другой — поближе; я рѣд­ко ходилъ ближайшимъ путемъ, кото­рый лежалъ черезъ рынокъ, мимо лавокъ. Однажды ночью я видѣлъ ясно незнакомаго мнѣ въ нормальной жизни человѣка, и не могъ отдѣлаться отъ этого сна; этого незнакомаго человѣка я и раньше видалъ во снѣ. Въ этотъ день у меня былъ назна­ченъ публичный сеансъ и, торопясь послѣ обѣда у сестры, я пошелъ кратчайшей дорогой. И… вдругъ сталкиваюсь лицомъ къ лицу съ человѣкомъ, котораго такъ упорно ви­дѣлъ во снѣ этою ночью; онъ тоже остолбенѣлъ отъ удивленiя. Мнѣ бы­ло очень некогда, и я не остановил­ся поговорить съ нимъ, о чемъ край­не сожалѣю, но самое интересное во всей этой исторiи заключается въ томъ, что я больше никогда этого человѣка во снѣ не видалъ.

Всѣ мои друзья знаютъ, что я но­шу на лѣвой рукѣ золотой браслетъ — подарокъ моей жены. На континентѣ это въ обычаѣ. Въ бытность мою въ Берлинѣ меня преслѣдовалъ одинъ и тотъ же сонъ: почти каждую ночь я видѣлъ во снѣ, что разговариваю по-нѣмецки съ незнакомымъ мнѣ человѣкомъ, у котораго на лѣвой ру­кѣ тоже надѣтъ золотой браслетъ. Я неоднократно разсказывалъ объ этомъ повторяющемся снѣ моимъ друзьямъ, супругамъ Зейфертъ, у которыхъ я проживалъ, и мы удивлялись и не понимали, чѣмъ объяснить его. Одна­жды вечеромъ мы съ г-жею Зейфертъ пошли въ кафе, гдѣ должны были встрѣтить ея мужа; въ этомъ кафе собралось много спиритовъ, изъ кото­рыхъ были кое-кто знакомы со мной. Внезапно обернувшись, я увидѣлъ джентльмена, упорно и пристально разсматривавшаго меня. «Тотъ, кого я вижу во снѣ съ браслетомъ», шеп­нулъ я г-жѣ Зейфертъ. Меня съ нимъ познакомили; онъ, дѣйствительно, но­силъ браслетъ и утверждалъ, что гдѣ-то он встречал мѣня, но гдѣ — не можетъ вспомнить. Я показалъ ему мой браслетъ и разсказалъ о своихъ снахъ, – «Любопытно»! про­молвилъ онъ. Больше мы съ нимъ никогда не встрѣчались. Это два странныхъ случая. Я могу понять, что другъ или знакомый живой или умершiй, проникнетъ въ мою жизнь сновидѣнiй; могу допустить, что во снѣ на меня накинутъ тѣнь буду­щихъ отношенiй лица и незнакомыя мнѣ; но два незнакомца, никакого психическаго влiянiя на меня абсо­лютно не имѣющiе и никогда со мною впослѣдствiи никакихъ отношенiй не установившiе, разъ только ви­дѣнные мною въ моей нормальной жи­зни!?… — это недоступно моему раз­умѣнию.

Написалъ я все изложенное мною здѣсь въ надеждѣ, что описанiе подобныхъ сновидѣнiй поможетъ изученiю нашей жизни во снѣ. Многiя ли­ца называютъ и нашу земную жизнь сномъ. Гдѣ же и когда наступитъ пробужденiе?

А. Вудъ-Петерсъ


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( Пока оценок нет )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта

  1. Кетана

    Очень интересная и полезная статья

    Ответить
    1. Хранитель автор

      Спасибо за отзыв

      Ответить