Изъ книги, написанной золотыми и красными буквами

Благодаря любезности моего друга, вотъ уже много лѣтъ собирающаго свою библiотеку по всѣмъ отраслямъ оккультныхъ знанiй, мнѣ удалось познакомиться съ однимъ крайне любопытнымъ документомъ, разборъ знаковъ котораго доставилъ мнѣ много поистинѣ свѣтлыхъ минутъ.

Рукопись эта представляетъ собою семь небольшихъ, весьма пострадавшихъ отъ времени, лоскутковъ пергамента, исписанныхъ, лишь съ одной стороны арамейскимъ письмомъ, эпохи послѣднихъ Логидовъ, съ болѣе поздними коментарiями на греческомъ языкѣ, сдѣланными на ея поляхъ и, частью на чистой обратной сторонѣ листковъ. Благодаря этимъ позднѣйшимъ замѣткамъ, удалось возстановить, какъ заглавiе самой рукописи, такъ равно и прочесть многiя изь неясныхъ или же плохо сохранившихся мѣстъ подлиннаго текста. По своему содержанiю означенная рукопись является, по всей вѣроятности, не оригинальнымъ произведенiемъ, а лишь позднѣйшимъ спискомъ одной изъ эзотерическихъ книгъ древнихъ храмовъ Египта. Также нельзя не отмѣтить ея близости къ ученiю пиөагорейскихъ школъ и ихъ апологету Аполлонiю Тiанскому.

Въ виду несомнѣннаго интереса, который представляютъ означенные отрывки, я позволяю себѣ напечатать ихъ въ этомъ далеко не совершенномъ видѣ, надѣясь, что читатели извинятъ мнѣ эту попытку — передать на нашемъ языкѣ таинственную красоту образовъ древнихъ мистерiй.

Б. Леманъ


Отрывокъ первый о «числѣ семь»

Вотъ что сказалъ ученикъ:

…что невѣдомыя силы окружаютъ и влекутъ меня, когда я долго гляжу на струю воды, сквозь которую проникаетъ лучъ солнца, такъ что ея капли искрятся и сверкаютъ, подобно драгоцѣннымъ каменьямъ.

Вотъ что сказалъ учитель:

Не имѣющее цвѣта, пройдя черезъ три грани, раскрываетъ себя въ семи различныхъ цвѣтахъ. Такъ Непостижимый проходитъ черезъ три первыхъ Имени, чтобы, низойдя по семи ступеньямъ мiра, явить Собою число вѣчнаго возвращенiя.

Только семь лампадъ озаряютъ входъ въ святилище и семь звѣздъ великихъ вращаются по своимъ путямъ, начертаннымъ въ глубинахъ неба. Только семь силъ неудержныхъ правятъ вселенной, скрѣпляя и разъединяя, создавая и разрушая снова и снова въ своемъ слѣпомъ повиновенiи закону трехъ началъ.

Это устремленiе и это покой и движенiе, истекающее изъ нихъ.

Это отторженiе и это призывъ и крѣпость объятiй ихъ соединенiя другъ съ другомъ.

И это восхожденiе вѣчное.

Каждая изъ силъ этихъ переходитъ въ другую въ своемъ неизмѣнномъ движенiи и, низойдя до самой послѣдней, они поднимаются снова по кругу времени.

Запомни же ихъ имена и примѣты ихъ сохрани въ своемъ сердцѣ:

Тѣ, что прозрѣваютъ въ грядущемъ устремляются къ своей цѣли. Они находятся въ вѣчномъ движенiи и не знаютъ усталости.

Тѣ же, что въ себѣ сберегаютъ силу ихъ мощи, справедливы и не расточительны въ своемъ спокойномъ усердiи.

Отъ нихъ рождаются тѣ, что въ ослѣпительномъ сiянiи, ибо облечены сверкающими доспѣхами и красота ихъ пребываетъ неизмѣнной.

Тѣ, что посылаются Богомъ, сами какъ Боги, ибо въ нихъ жизнь торжествуетъ надъ смертью.

На тѣхъ же, что идутъ за ними, любовь Бога, какъ любовь отца на сынахъ его, ибо вѣчно созданное Вѣчнымъ и не можетъ угаснуть огонь, вложенный въ души.

Отсюда рождены тѣ, что осѣняютъ себя крылами и повелѣваютъ дыханiемъ четырехъ стихiй, эти служатъ основанiемъ всего.

И вотъ послѣднiе, это тѣ, что души свои прославили подвигомъ воскресенiя, перейдя подземныя царства, тѣ, что во мракѣ, тѣ, что во власти грѣха и тѣ, гдѣ смерть торжествуетъ. Они уже не увидятъ ихъ болѣе, ибо начали свое восхожденiе.

Это силы и это духи, влекущiе песчинку, человѣка и звѣзду по одному и тому же пути.

Вотъ что сказалъ ученикъ:

Эти слова уже давно свили гнѣздо въ моемъ сердцѣ, теперь же твоя мудрость дала каждому его значенiе.

Вотъ что сказалъ учитель:

Лишь шесть треугольниковъ, гдѣ одна линiя во всемъ подобна двумъ остальнымъ, могутъ соединить центръ (точку) съ облекающимъ его кругомъ и шесть путей приводятъ праведника къ седьмому, который есть восхожденiе двойного служенiя

Вотъ число, въ которомъ Единое раскрыло свое совершенство и оно число мipa съ его видимой и невидимой (природой).

Подумай же хорошенько: не семь ли ступеней въ тѣлѣ человѣка и не семьдесятъ ли дней проходитъ раньше, чѣмъ оно будетъ готово для погребенiя1.

Здѣсь ищи начало всѣхъ смѣшенiй и, когда ты слышишь звуки флейтъ, то рѣзкie, какъ крикъ раненой птицы, то нѣжные, словно журчанье потока, вспомни, что лишь семь стволовъ тростника скрѣплены воскомъ и въ нихъ тайна гармонiи.

Вотъ что сказалъ ученикъ:

Какъ же возможно научиться видѣть2 и гдѣ путь проникнуть въ число закона во множествѣ всѣхъ сочетанiй?

Вотъ что сказалъ учитель:

Три начала соединены въ душѣ человѣка.

Первое, какъ огонь, второе какъ свѣтъ и третье подобно теплу, рожденному первымъ черезъ второе.

Духъ оживляетъ, умъ освѣщаетъ и душа чувствуетъ истину.

Молись!

Если этого мало, — молись еще.

Если не поможетъ и это, — стань и молись снова.

Тогда ты получишь.

Ибо не ранѣе того, какъ Богъ увидитъ тебя достойнымъ, вспыхнутъ три начала твоей души и ты познаешь ихъ, какъ одно и, въ этомъ единомъ въ тебѣ отразится Единое.

Тогда свѣтъ проникнетъ въ тебя черезъ три грани3 души и озаритъ семь ступеней твоего существа и, соединившись съ тобою возродитъ тебя въ вѣчности.

Семь темныхъ силъ раскинуть въ тебѣ свои огненныя крылья и вступятъ въ борьбу съ семью вождями свѣта, ибо теперь и тѣ и другiе ищутъ овладѣть тобою.

Но лишь ты самъ можешь указать исходъ этой битвы, которая поистинѣ будетъ жестока и ужасна и ты самъ изберешь путь и тогда вожди свѣта сольются въ сверкающiй пламенный символъ и поглотятъ обезсиленныхъ демоновъ, но отъ того сами нисколько не потускнѣютъ.

И вотъ земля раскроетъ свою глубину передъ твоимъ взоромъ и ты увидишь то, что есть зло.

Ты увидишь его голову и уши твои наполнятся его словами, которыя надо понять вѣрно, ибо они лживы только снаружи.

Ты увидишь его бока, тяжелые и полные грубой силы, какъ бока животнаго, дающаго силу.

Ты увидишь его лапы, въ которыхъ жестокость, ибо ихъ когти заострены и загнуты.

Ты увидишь его крылья, ибо въ немъ стремленiе и они овѣютъ холодомъ и убьютъ, если ты еще привязанъ къ землѣ.

И ты долженъ будешь заклясть его числомъ, которому подчинена его гордость, иначе ничто не спасетъ тебя отъ его ярости.

Тогда ты ужаснешься безмѣрно и камни подъ твоими ногами станутъ подобны морской пучинѣ и ты умрешь въ отчаянiи и снова возстанешь, ибо узнаешь, что ужасъ твой не былъ совершеннымъ.

Три силы вознесутъ тебя на ту высоту, что станетъ доступна твоему сердцу и тамъ ты узнаешь, что ты живъ и начнешь расширяться все болѣе и расширишься въ своемъ объемѣ и будешь, какъ мipъ и мipъ будетъ въ твоемъ тѣлѣ и вы оба, какъ одно, и подобны песчинкѣ въ рукѣ воли Единаго.

Лишь тогда ты будешь видѣть не то, что видятъ твои глаза и слышать не то, что слышатъ уши твои, но лишь къ чему черезъ нихъ коснется твоя душа, рожденная въ свѣтѣ.

Вознеси же Три Имени Вѣчнаго надъ четырьмя именами стихiй и ничего болѣе не желай изъ того, что на четырехъ первыхъ ступеняхъ великаго пути восхожденiя. Ибо ты отнынѣ уже прошелъ ихъ.

Вотъ что сказалъ ученикъ:

Я буду молиться.

Конецъ перваго отрывка.

Б. Л.

(Продолженiе в № 9-10. Іюнь-Іюль, 1911г. – читать тутъ)

 

1 Ср. Бытiе. L. 1 3.

2 досл. «открыть свои глаза».

3 Подл. «части» но, въ виду основной идеи дiалога, выраженной въ первыхъ строкахъ, гдѣ «ученикъ» говоритъ о преломленiи солнечнаго луча сквозь призму, я позволилъ себѣ употребить выраженiе грани.


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( Пока оценок нет )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта