Философъ Гегель и оккультизмъ

Эволюцiя оккультныхъ наукъ, конечно, не зависитъ, исключительно, отъ возрастанiя количества ихъ адептовъ, но все же, таковое для оккультизма очень желательно, хотя бы уже въ силу того, что эта область знанiя представляетъ еще огромное поприще для изысканiй, обобщенiй и построенiй, а благодаря большему количеству людей, посвятившихъ себя этимъ задачамъ, образуется большее количество матерiала, потребнаго для осуществленiя ихъ. За гипотезами дѣло не станетъ, но необходимы законы эмпирически установленные. Велика катeгopiя людей, имѣющихъ довѣрiе лишь къ общепризнаннымъ научнымъ авторитетамъ, и таковымъ, какъ я думаю, мое сообщенiе скажетъ нѣчто, для нихъ прiемлемое. Философъ Гегель, жившiй отъ 1770 — 1831 г., какъ мнѣ кажется, принадлежитъ именно къ авторитетамъ, о которыхъ я говорю. Для болѣе успѣшнаго усвоенiя его системы философiи, она была взята мною въ изложенiи Куно Фишера.

У этого автора мы находимъ указанiя, во-первыхъ, на то, что Гегель, обративъ вниманiе на факты животнаго магнетизма и ясновидѣнiя, пришелъ къ выводу о существованiи воспрiятiя или познанiя, независимаго отъ всякой пространственно временной причинной связи. Далѣе Гегель опредѣляетъ: «Въ состоянiи сомнамбулизма, когда внѣшнiя чувства каталептически окоченѣваютъ и самосознанiе остается лишь внутреннимъ, эта внутренняя жизненность совмѣщается въ ганглiяхъ и въ мозгу этого смутнаго независимаго самосознанiя». Чувствующая душа (по Гегелю есть еще: 1) естественная душа и 3) дѣйствительная или духовная душа), т.к. она охватываетъ и проникаетъ весь мiръ, въ которомъ она живетъ и который живетъ въ ней, чувствуетъ заранѣе судьбу, предстоящую индивидуму и подготовленную уже въ немъ, т.е. имѣетъ предчувствiя, которыя выступаютъ тѣмъ отчетливѣе, чѣмъ менѣе душа разсѣивается повседневною жизнью, чѣмъ спокойнѣе и сосредоточеннѣе она въ себѣ, какъ это бываетъ въ особенности ночью, во снѣ, въ сновидѣнiяхъ. Такимъ образомъ, сущностью чувствующей души объясняется возможность вѣщихъ знаменательныхъ сновъ. Жизнь чувства можетъ иногда овладѣть другими душевными дѣятельностями, какъ низшими такъ и высшими, какъ естественными, такъ и духовными, и выступить, какъ господствующее состоянiе души, какъ непосредственное или магическое знанiе и воспрiятiе, т. е. ясновидѣнiе, или «самосозерцанiе генiя». Гегель перечисляетъ слѣдующiя особыя формы ясновидѣнiя:

  1. Нѣкоторыя лица способны чувствовать съ помощью прута въ рукѣ присутствiе металловъ и воды.
  2. Въ состоянiи сомнамбулизма, нѣкоторыя чувства, напримѣръ, зрѣнiе и слухъ, также обонянiе и вкусъ, скованы сномъ и замѣщаются осязательными ощущенiями въ подложечной ямкѣ.
  3. Нѣкоторыя лица воспринимаютъ несуществующiя вещи.
  4. Иногда является такъ называемое, второе зрѣнiе (second sight), воспринимающее независимо отъ пространства и времени, дѣйствительныя отдаленныя событiя.
  5. Будущее иногда воспринимается, независимо отъ времени, въ предчувствiяхъ, подобныхъ видѣнiямъ; при этомъ, т.к. предчувствiя касаются собственной индивидуальности, видѣнiя легко принимаютъ форму самого предчувствующаго лица, такъ что оно видитъ самого себя.
  6. Иногда удастся постигнуть собственное, а также чужое состоянiе души и тѣла.
  7. Иногда можно знать, созерцать и чувствовать не только относительно другого субъекта, но даже въ немъ самомъ, магически, такъ что ощущенiя чужой индивидуальности находишь въ себѣ, какъ свои собственныя.

Гегель упоминаетъ здѣсь («Наука о субъективномъ духе»), Пюисегюра. «Самая непосредственная магiя это та, которую индивидуальный духъ проявляетъ надъ своимъ собственнымъ тѣломъ».

Всякое возвышенiе религiознаго сознанiя, должно быть достигнуто путемъ борьбы, слѣдовательно, путемъ страданiя и, выражаясь образно, путемъ распятiя, чтобы расцвѣсть и разлить свой ароматъ въ мiрѣ. Роза и крестъ находятся въ связи другъ съ другомъ. Поэтому Гегель говоритъ: «Чтобы сорвать розу на крестѣ настоящаго, для этого необходимо взять на себя самый крестъ». «Разумъ есть роза въ крестѣ настоящаго времени» (предисл. къ «филос. права»). Послѣднее извлеченiе приведено мною, какъ могущее быть присоединеннымъ къ всестороннему разъясненiю чудеснаго пантакля ордена розенкрейцеровъ (см. «Analyse de la Rose – Croix», d’après Henry Khunrath, par Stanislas De-Guaita).

Въ заключенiе можно привести слова Гегеля: «Мы должны быть убѣждены въ томъ, что истина, по природѣ своей, имѣетъ способность пробивать себѣ дорогу, когда приходитъ ея время, и появляется она лишь тогда, когда оно пришло, поэтому она никогда не рождается слишкомъ рано, и не встрѣчаетъ незрѣлое общество». По многимъ признакамъ можно судить о томъ, что настало время для воспринятiя истинъ оккультизма, и эти послѣднiя встрѣтятъ для своего насажденiя достаточную подготовленность во многихъ представителяхъ современнаго общества.

В. Богдановъ

16 сент. 1910 г.


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( Пока оценок нет )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта