Очеркъ этіологіи и общей исторіи масонства

Содержанiе статьи:
  1. I
  2. II
  3. III
  4. IV
  5. V
  6. Легенда о Хирамѣ

I

Частыя недорозумѣнія, возникающія по вопросамъ исторіи масонства зависятъ главнымъ образомъ, отъ различнаго пониманія самого слова масонство. Одни примѣняютъ это слово какъ общее наименованіе всѣхъ Тайныхъ Обществъ Посвященія; другіе разумѣютъ лишь опредѣленные Ордена, присвоившіе себѣ это названіе въ силу примѣненія ими того или другого символическаго ритуала; третьи отстаиваютъ ограничительное пользованіе этимъ словомъ для наименованія лишь тѣхь ассоціацій, которыя сохранили въ достаточной чистотѣ опредѣленное количетсво традиціонныхъ символовъ, врученныхъ имъ доминирующими школами оккультизма, того или иного столѣтія.

На этой то почвѣ и являются извѣстные споры о томъ, возникло ли масонство при Адамѣ, или оно ведетъ свое начало съ перваго вѣка послѣ Р. Х., или же съ VI-го, или съ XI-го, или, наконецъ, съ XVII-го столѣтія нашей эры.

Статья наша вовсе не имѣетъ цѣлью объять всѣ эти толкованія. Для этого понадобился бы полный обзоръ исторіи Преданій.

Мы задаемся болѣе скромной цѣлью обрисовать возникновеніе тѣхъ масонскихъ теченій, которыя обязаны своимъ происхожденіемъ дѣятельности Христіанскаго Иллюминизма въ XVII-мъ столѣтіи.

Въ это время знаменитое Братство Розенкрейцеровъ являлось главнымъ и центральнымъ хранилищемъ догматическаго и практическаго эзотеризма въ Европѣ. Члены этого Братства владѣли многочисленными тайнами въ области Каббалы, усердно занимались какъ спекулятивной, такъ и практической разработкой этихъ тайнъ, и вмѣстѣ съ тѣмъ не были чужды желанія увеличить свою власть и могущество во всѣхъ планахъ Вселенной за счетъ пріобрѣтенныхъ ими познаній.

Они считали себя какъ бы духомъ человѣчества, а свою дѣятельность высшимъ активнымъ проявленіемъ такового, и были правы съ философской точки зрѣнія.

Сознаніе своего духовнаго превосходтсва не могло ихъ вполнѣ удовлетворить. Духу свойственно проявляться принципомъ энергіи, создающей формы, а формы эти въ свою очередь должны проявляться въ мірѣ матеріальномъ, физическомъ.

Орденъ Тампліеровъ въ свое время жестоко пострадалъ за попытки самостоятельно проявить себя въ физическомъ мірѣ.

Наученные его горькимъ опытомъ, Розенкрейцеры показали себя болѣе осторожными и для реализаціи своихъ стремленій прибѣгли къ созданію особой ассоціаціи, въ которой должна была проявиться ихъ формирующая энергія, и которая въ свою очередь должна была вліять на міръ профановъ, пораждая въ немъ тѣ или другія теченія.

II

Въ началѣ второй половины XVII столѣтія Братство Розенкрейцеровъ поручаетъ нѣсколькимъ своимъ членамъ (изъ числа которыхъ наиболѣе выдаются своей дѣятельностью Ashmole u Fiudda созданіе Ордена, имѣющаго выполнить слѣдующія задачи:

Во-первыхъ — укрѣпить и по возможности широко распространить въ Человѣчествѣ довѣріе къ Эзотерическому Ученію и его представителямъ, уваженіе къ его символамъ и къ той нравственной и духовной подготовкѣ, безъ которой невозможно усвоеніе основъ Каббалы.

Во-вторыхъ — обезпечить храненіе и передачу элементовъ Символизма въ должной чистотѣ и неприкосновенности.

Въ третьихъ — создать среду развитую въ моральномъ и духовномъ отношеніи съ тѣмъ, чтобы пользоваться ею какъ резервуаромъ энергіи для воздѣйствія на Общество, а отчасти и для того, чтобы изъ нея заимствовать будущихъ адептовъ христіанскаго Иллюминизма.

Для созданія упомянутаго Ордена, его основатели прибѣгли къ преобразованію уже прочно сформировавшейся и имѣвшей много-вѣковую исторію ассоціаціи т.н. свободныхъ каменьщиковъ.

Въ Средніе вѣка цехи строителей зданій въ Готическомъ стилѣ были объединены общими уставомъ, узаконеніями, обычаями и іерархіей. Эти объединяющія начала позднѣе проникли въ Англію и распространились на строителей вообще.

Во времена Ashmolea и Fludda ассоціаціи свободныхъ каменьщиковъ состояли частью изъ дѣйсвительныхъ работниковъ соотвѣтственныхъ цеховъ, частью изъ тружениковъ въ области умственной и духовной дѣятельности, уподоблявшихся каменьщикамъ по прочности результатовъ и методичности характера ихъ труда. Эти труженики мысли играли въ Ассоціаціи роль эволютивнаго элемента.

Преобладаніе этого элемента въ ассоціаціяхъ было настолько значительно, что основатели Новаго Ордена воспользовались планомъ ихъ организацій т. е. попросту создали Ассоціацію, состоящую исключительно изъ каменьщиковъ духа и мысли, сохранивъ традиціонную терминологію прежнихъ товариществъ и введя въ ритуалъ Ордена отраженіе большинства ихъ символовъ и обычаевъ. Конечно, всему этому было дано болѣе высокое распространительное толкованіе, притомъ различное на разныхъ степеняхъ посвященія.

Новый Орденъ получилъ названіе Масонскаго.

Разсмотримъ бѣгло первоначально созданныя его степени, разъясняя ихъ Символизмъ, по скольку это возможно и позволительно.

III

Въ англійскихъ ассоціаціях свободныхъ каменьщиковъ было три степени: ученикъ, товарищъ и товарищъ-мастеръ.

Переходъ въ старшую степень изъ младшей опредѣлялся познаніями, работоспособностью и хорошимъ поведеніем каменьщика.

Основатели масонства сохранили общій планъ этихъ подраздѣленій, установивъ три первоначальныя степени масонтсва — Ученика, Товарища и Мастера — получившія впослѣдствіи названіе символическихъ.

Эти степени были ими пріурочены къ выраженію основныхъ идей т. н. гностическаго ученія, сводящихся къ слѣдующей сокращенной формулировкѣ.

Ничто не творится; все производится (во всѣхъ планахъ). Въ процессѣ произвожденія участвуетъ активное (мужское, оплодотворяющее) начало (символизмъ I– ой степени), пассивное (женское, оплодотворяемое) начало (символизмъ 2-ой степени).

Результатъ процесса произвожденія, такъ сказать идея его продукта, ляжетъ въ основѣ символизма 3-й степени Масонства, довершающей характеристику упомянтутаго процесса.

Самый ритуальный символизмъ былъ подобранъ основателями степеней такъ, что легко наводилъ на цѣлый рядъ толкованій болѣе частнаго характера, нежели вышеприведенныя.

Такимъ образомъ, люди въ различныхъ стадіяхъ своего умственнаго и духовнаго развитія могли различнымъ образомъ истолковать масонскіе символы, постепенно приближаясь къ міросозерцанію своихъ Учителей.

До разсмотрѣнія самаго ритуала символическихъ степеней, дадимъ нѣсколько примѣровъ подобныхъ толкованій.

Можно видѣть в 3 степеняхъ идею подраздѣленія солнечныхъ сутокъ на утреннее (ученикъ), полуденное (товарищъ), и вечернее съ ночнымъ время (мастеръ).

Возможно усмотрѣть въ тѣхъ же степеняхъ намекъ на періодическую смѣну временъ года.

Ученикъ — весна; товарищъ — лѣто; мастеръ — осень и зима.

Позволительно установить соотвѣтствіе между важнѣйшими фазами жизни растенія и тѣми же степенями: ученикъ — произрастаніе зерна, товарищъ — періодъ цвѣтенія, мастеръ — произращеніе плода и паденіе такового съ цѣлью созданія далнѣйшаго процесса обсѣмененія почвы.

Ничто не препятствуетъ алхимическому толкованію степеней: ученическая степень — подготовка матеріаловъ и приборовъ для добыванія филасофскаго камня, товарищеская степенъ — управленіе огнемъ, мастерская степень — процессъ добыванія философскаго камня.

Для лицъ, знакомыхъ съ языкомъ Герметизма скажемъ, что ученическую степень можно уподобить прохожденію первой четверти окружности, товарищескую — второй четверти, а мастерскую — прохожденію двухъ остальныхъ четвертей и ознакоменію съ центромъ.

Лицамъ, посвящаемымъ въ масонство, сообщались непосредственно толкованія, отличныя отъ приведенныхъ и клонящіяся главнымъ образомъ къ установленію соотвѣтствія между масонскими степенями и фазами моральной жизни человѣка, стремящагося къ самоусовершенствованію.

Переходимъ къ разсмотрѣнію этихъ фазъ въ связи съ символизмомъ степеней.

IV

Степень ученика (1646 г.) какъ подготовительными къ ней поученіями, такъ и церемоніей посвященія должна была вызвать въ посвящаемомъ настроеніе, способствующее работѣ самоисправленія. На этой степени, масонъ долженъ былъ почувствовать свою тьму, пороки и научиться работать, повиноваться, молчать.

Посвящаемаго вели къ ложѣ съ завязанными глазами (тьма); ему приходилось осторожно ступать, уклоняясь въ стороны (заблужденія).

Вступалъ онъ въ ложу черезъ удары, напоминавшіе ему о неусыпномъ болѣнiи прилежаніи, исканіе истины собственными опытами. Ему вручалось, какъ знакъ его степени, неполированная лопатка, которую онъ долженъ полировать (въ переносномъ смысмѣ) собственной работой. Его задача характеризовалась, какъ уготовленіе камня, т. е. подготовка самого себя къ роли достойнаго и пригоднаго дѣятеля, т. е. активного начала вышеприведенной гностической формулировки.

Степень товарища (1648 г.) вводитъ масона въ область примѣненія пріобрѣтенныхъ имъ хорошихъ качествъ. Онъ считается уже до нѣкоторой степени готовымъ къ извѣстному разряду упражненій, почему символомъ Товарищества является равнообдѣланный камень.

Предметомъ его работы (т. е. какъ бы пассивнымъ началомъ гностической формулировки) служитъ изощреніе силы разума, очищеніе его отъ предубѣжденій, своемыслія, ученой гордости, пріученіе его къ созерцанію дѣлъ Всемогущаго. Съ точки зрѣнія Оккультизма вообще и Гностицизма въ частности, эта стадія развитія масона своимъ символизмомъ даетъ намеки на существованіе астральнаго плана1 и на возможность оперированія въ немъ при условіи обладанія достаточною активностью. Самая область операцій (т. е. пассивное начало) должна казаться оператору до крайности привлекательною какъ своей новизной, такъ и результатами работы. Вотъ почему ритуалъ второй степени носитъ отпечатокъ радости и веселья. Товарищъ вступаетъ въ ложу — соединенный съ остальными членами цѣпью дружбы. Самое вступленіе происходитъ подъ звуки веселой музыки.

V

Степень Мастера (1649 г.) во-первыхъ содержитъ въ себѣ символическія указанія на продуктъ оплодотворенія гностическаго пассивнаго начала активнымъ, т. е. на идею жизни и смерти, а во-вторыхъ, даетъ ключ къ пониманію взаимоотношенія всѣхъ трехъ степеней. Ключъ этотъ преподается посвящаемому въ формѣ знаменитой легенды о Хирамѣ и трехъ его убійцахъ, которую мы приведемъ съ достаточною полнотою въ виду тѣсной связи ея съ самымъ ритуаломъ посвященія въ степень Мастера.

Легенда о Хирамѣ

Соломонъ поручаетъ построеніе Храма Хираму, предводителю избранныхъ людей въ количествѣ 30000 управляемыхъ 300 мастеровъ. Хирамъ дѣлитъ работниковъ на три категоріи: изготовителей металлическихъ предметовъ, каменьщиковъ и плотниковъ.

Въ каждой категоріи имѣютcя ученики, товарищи и мастера, получающіе различную заработную плату.

Ученики получают мзду свою у колонны Jahin,товарищи у колонны Bohas, а мастера въ среднемъ пространствѣ (т. е. между колоннами).

Во избѣжаніе обманнаго присвоенія младшими разрядами болѣе высокой заработной платы, тремъ степенямъ сообщаются особые знаки, прикосновенія и слова. Ученическимъ словомъ служитъ Jahin, товарищескимъ Bohas, а мастерским — полное всеобъемлющаго, глубочайшаго символическаго и реализаціоннаго значенія, третье каббалистическое имя Божіе изображаемое 4 буквами Iодъ-Хэ-Вау-Хэ.

Три товарища Jubelas, Jubelos и Jubelum (имена условныя и въ разныхъ редакціяхъ легенды замѣняемыя другими) задумываютъ овладѣть мастерскимъ словомъ для присвоенія себѣ ненадлежащей мзды. Для этого они поджидаютъ Хирама у трехъ вратъ Храма въ часъ его вечерняго обхода. У Южныхъ вратъ Великаго Мастера встрѣчаетъ Jubelas и требуетъ отъ него раскрытія мастерского слова подъ угрозою смерти, Хирамъ отвѣчаетъ съ достоинствомъ, что познаніе этого слова возможно лишь тому, кто сумѣетъ своимъ усердіемъ и опытностью въ работѣ заслужить соотвѣтствующую степень. Jubelas наноситъ ему ударъ тяжелою желѣзною линейкой, длиною въ 24 дюйма. Ударъ приходится по шеѣ, Хирамъ отступаетъ къ Западнымъ вратамъ, но тамъ стоитъ Jubelos, повторяющій требованіе товарища. Архитекторъ отвѣтствуетъ молчаніемъ и получаетъ наугольникомъ ударъ противъ сердца.

У него хватаетъ силы дотащиться до Восточныхъ вратъ, гдѣ его противникомъ является Jubelum, умервляющій его ударомъ молотка по лбу. Убійцы скрываютъ тѣло въ храмѣ подъ каменной громадою, а позже подъ покровомъ ночи относятъ его въ ближайшій лѣсъ, гдѣ и хоронятъ, отмѣтивъ могилу зеленою вѣтвью акаціи.

Соломонъ, обезпокоенный исчезновеніемъ Архитектора Храма посылаетъ на розыски сначала 3 Мастеровъ, а затѣмъ 9 Мастеровъ. Хирама ищутъ сначала во Храмѣ, потомъ внѣ онаго. На седьмой день разыскивается его могила, отмѣченная вѣтвью Акаціи (въ нѣкоторыхъ версіяхъ легенды могила узнается по особому сіянію, исходящему изъ нея, а вѣтвъ Акаціи полагается на нее нашедшими ее Мастерами). Для извлеченія тѣла изъ могилы, царь посылаетъ 15 мастеровъ и вмѣстѣ съ тѣмъ поручаетъ имъ перемѣнить мастерское слово (изъ опасенія, что оно было исторгнуто у Хирама его убійцами). За новое слово они должны принять первое изъ тѣхъ, которыя будутъ ими произнесены при извлеченіи тѣла изъ могилы. Откопавъ тѣло, мастера пытаются прикоснуться къ указательному и среднему пальцамъ его руки. При этомъ вслѣдствіе разложенія плоть отдѣляется отъ костей, что побуждаетъ мастеровъ воскликнуть Mak Benach (что и даетъ в переводѣ отмѣченую курсивомъ фразу: иногда переводятъ — тѣло истлѣваетъ).

Въ большинсвѣ версій, засимъ, слѣдуетъ описаніе погребенія Хирама во Храмѣ въ присутствіи всѣхъ Мастеровъ, украшенныхъ своими запонами и другими аттрибутами, въ числѣ которыхъ отмѣчаются бѣлыя рукавицы, свидѣтельствующія о невиновности мастеровъ въ происшедшемъ злодѣяніи. На гробъ, по повелѣнію царскому возлагается серебряная треугольная бляха съ изображеніемъ стараго мастерского слова въ знакъ благодарности покойному за оказанную твердость въ храненіи тайны.

Главнаго убійцу находятъ благодаря собакѣ, выдающей его убѣжище (пещеру близъ источника), и умерщвляютъ.

Остальные два преступника кончаютъ жизнь самоубійствомъ, низвергаясь въ каменоломню, надъ которой они нашли было себѣ пріютъ.

Головы убійцъ доставляются Соломону.

Для полноты прибавимъ, что во многихъ версіяхъ легенды измѣнены наименованія вратъ храма, у которыхъ Хираму наносятся удары, причемъ, однако, смертельный ударъ всегда наносится у Восточныхъ вратъ.

Встрѣчаются варіаціи и въ другихъ подробностяхъ разсказа, что впрочемъ не отзывается на существѣ его символическихъ истолкованій.

Скажемъ теперь нѣсколько словъ о самыхъ толкованіяхъ легенды. Ихъ нѣсколько, и вопросъ о восхожденіи отъ грубыхъ истолкованій къ болѣе тонкимъ стоитъ въ прямой зависимости отъ индивидуальнаго развитія лица, которому передана легенда.

Простѣйшимъ толкованіемъ является соціальное.

Въ самомъ началѣ легенды мы видимъ ясное указаніе на идеалъ общественнаго строя, создаваемый распредѣленіемъ строителей Храма на категоріи.

Здѣсь доминируютъ двѣ идеи: 1) Общественная роль человѣка должна опредѣляться его природными способностями (лица, обрабатывающія металлы, каменьщики, плотники) 2) Iерархическая ступень работника должна опредѣляться его знаніемъ и заслугами въ области его спеціальности (ученики, товарищи, мастера).

Тутъ же проводится указаніе на необходимость крайней осторожности при сообщеніи дѣятелямъ свѣдѣній, раскрывающихъ общій характеръ ихъ дѣятельности на соотвѣтсвенныхъ ступеняхъ (проходныя слова, знаки, прикосновенія).

Указаны и опасности, возникающія для общества въ силу нравственнаго несовершенства многихъ его дѣятелей (заговоръ трехъ товарищей, обусловленный эгоистическими ихъ побужденіями), а равно и средства для борьбы съ таковыми (непоколебимая самоотверженная стойкость и твердость Хирама).

Имѣется явное указаніе архитектора на путь, спасительный для лицъ, терзаемыхъ жаждою благъ или почестей (Хирамъ говоритъ товарищу Jubelas у Южных вратъ, что эти блага достигаются вѣрно лишь трудомъ и знаніемъ).

Наконець, легенда повѣствуетъ, что возмутившійся эгоизмъ можетъ лишь временно восторжествовать надъ глубокой идеей, что добродѣтель въ концѣ концевъ торжествуетъ, а порокъ всегда бываетъ наказанъ, и часто самолично приводитъ въ исполненіе свое наказаніе.

Б.М. Прямина-Морозова


1 Масонскій символъ его Пламенѣющая Звѣзда.

(Продолжение въ сл. № – читать тутъ)

Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта