Сказка волнъ. Разсказъ

Посвящается Э. Ю. Бюлль

Уже стемнѣло, и солнце зашло, но багровая заря бѣлой ночи пылаетъ на горизонтѣ. Я сижу на балконѣ, у матери, съ перомъ въ рукахъ, и думаю: почему здѣсь такъ прекрасно, но въ то же время такъ грустно; почему золотисто-красныя струи моря такъ меланхолично, задумчиво-медленно, набѣгаютъ на берегъ и шепчутъ что-то невнятно и таинственно? Мнѣ кажется снова, что эти сѣверныя волны говорятъ какую-то старую, печальную сказку, забытую въ вѣкахъ, сказку любви моей: — «Ея нѣтъ и не будетъ здѣсь, но мы принесли тебѣ о ней вѣстъ: она стоитъ на берегу этого-же моря, около древняго города Риги и смотритъ въ даль… Но она тебя не любитъ и забыла давно. Какъ тогда, глаза ея печально улыбаются и свѣтятся зеленымъ аквамариномъ нашихъ струй, какъ тогда, двѣ золотистыя косы спадаютъ съ ея плечъ и развѣваются этимъ-же вѣтромъ. Вдыхай его, ты узнаешь ароматъ ея благоуханнаго тѣла, но она тебя не любитъ и забыла давно… Какъ тогда, солнце садится и ласкаетъ насъ и далекiя верхушки деревьевъ послѣдними лучами, а изъ-за темнаго лѣса несется грустный перезвонъ старыхъ колоколовъ. Наши сестры — волны играютъ у ея ногъ алмазными брызгами, а вѣтеръ цѣлуетъ ее въ алыя уста, развѣвая пряди кудрей. Она думаетъ и молчитъ, но мы не знаемъ ея мыслей, глаза ея полуопущены, а руки сложены на колѣняхъ, она смотритъ въ широкiй кругозоръ открытаго моря… Но тебя она не любитъ и забыла давно… А мы знаемъ тебя и знаемъ ее; ты любилъ ее уже когда-то въ вѣкахъ, когда еще дикiе норманы грабили берега, а въ непроходимыхъ лѣсахъ водились злые туры. Повелитель Альбертъ, которому ты служилъ, пересѣкъ на крутогрудыхъ корабляхъ наше непокорное море, и прибрежные жители Германiи завидѣли на седьмой день страшное opyжiе нормановъ; они сожгли деревни и родныя нивы, а сами заперлись въ башняхъ черной крѣпости, чтобы ничто не досталось врагу. Но смѣлый Альбертъ высадился на берегъ и взялъ штурмомъ городъ. Богатая добыча досталась норманамъ: золото, серебро и плѣнныя дѣвушки. Ты, храбрый Алерихъ, начальникъ перваго корабля, получилъ драгоцѣнные камни, награбленные въ темныхъ храмахъ, дорогiя матерiи, золото и серебро. Но не взялъ ты ничего, а пошелъ къ Альберту и сказалъ: — «Повелитель сѣдыхъ морей и грозныхъ бурь! Мнѣ не надо самоцвѣтныхъ камней: ихъ довольно на днѣ океана, не надо шитыхъ жемчугомъ тканей и сверкающихъ алмазовъ, какъ и краснаго золота. Довольно всего у меня, и славенъ я богатствомъ; позволь мнѣ лучше взять изъ плѣнныхъ одну дѣвушку, станомъ гибкую, какъ шотландскiй тростникъ, съ глазами голубыми, какъ бирюзовое море, и кудрями, какъ лучи живительнаго солнца. Она замѣнитъ мнѣ блескъ камней, переливы дорогой парчи, и сверканiе металла. — «Хорошо» сказалъ повелитель и усмѣхнулся: тогда это была награда солдату. И ты взялъ и увезъ ее. Но дикая и боязливая, какъ лань, скучала и томилась. — «Ты убилъ моего отца, а братьевъ продалъ въ рабство», говорила она, «ты сжегъ родной городъ и разорилъ мою страну, я не люблю тебя, жестокiй Алерихъ!». Но ты любилъ ее и хотя со всѣми былъ суровъ и непреклоненъ, но всегда ласкалъ ее и былъ съ ней нѣженъ. Мы знаемъ, шептали волны, тогда, вдругъ, она полюбила тебя и покорилась твоей желѣзной волѣ. Но чувство тоски по роднымъ берегамъ, покинутымъ въ туманной дымкѣ утренняго солнца, не оставляло ее, и она скучала въ длинныхъ набѣгахъ. Это чувство минутами разрасталось въ страсть, и тогда она ненавидѣла тебя и все окружающее. И вотъ долго мучилась она, скитаясь какъ ты, морской волкъ, по пустыннымъ морямъ, и ее все больше и больше тянуло на берегъ, въ лѣса и поля, гдѣ жило мирно ея племя. Она говорила тeбѣ: — «О! уйдемъ ко мнѣ на родину, я тоскую, я мучаюсь, о, уйдемъ же! Я не могу больше жить такъ, тамъ же, на востокѣ, мы будемъ, можетъ быть, счастливѣе. Я отдамъ тебѣ свою любовь! О! уйдемъ-же!» Но тебя соединяла съ товарищами страшная клятва, которую ты произнесъ когда-то давно передъ восходящимъ солнцемъ, и ты не могъ. Ты не пожертвовалъ собою для нея. Ты говорилъ ей ласково: — «Мы останемся на нашемъ кораблѣ, неужели тебѣ не весело, смотри, какъ свѣжiй вѣтеръ надуваетъ бѣлый парусъ, смотри, какъ блестятъ мѣдные шлемы и оружiе на солнцѣ и какъ плывутъ облака по голубому небу! Я научу тебя пѣснямъ скальдовъ, научу понимать говоръ волны и шелестъ вѣтра, ты будешь знать, непреклонное, суровое море, признаки бури и урагана, подводные скалы и мели и темные опасные водовороты, и тебѣ будетъ весело, останемся здѣсь. Но она не осталась… Въ бурную ночь, когда корабль твой качали мы, и вѣтеръ рыдалъ и рвалъ паруса, ей такъ стало тоскливо, такъ скучно, что она бросилась на колѣни и стала молиться: «О, Великiе, Всемогущiе Боги!» звала она, «сжальтесь надо мною и услышьте мольбы мои. Я не знаю древнихъ заклинанiй судебъ, и таинственные знаки рукъ не знакомы мнѣ, но сердце и душа моя зовутъ Васъ и стремятся къ Вамъ. Я одинокая на этомъ свѣтѣ, скитаюсь по морямъ, и нѣтъ у меня родины, какъ у шумящаго вѣтра. Нѣтъ у меня близкаго человека, отца убили норманы, мать умерла въ плѣну, любимый-же Алерихъ не понимаетъ моихъ страданiй, и сердце его суровое, какъ стихiи, не сожмется ко мнѣ жалостью. О, Великiе, Всемогущiе Боги, возьмите и унесите меня на сожженные берега моей родины или потопите тѣло мое въ пучинѣ этого моря. Жизнь моя разбита, и нѣтъ у меня счастья, какъ нѣтъ звѣздъ въ эту страшную ночь».. Такъ молилась она, такъ звала, но бушующiй ураганъ заглушалъ ее, онъ злобно рыдалъ, рвалъ паруса и скрипѣлъ канатами. Долго безъ движенiя лежала она и ждала чего-то, но по прежнему стоналъ вѣтеръ и тоскливо свистѣлъ въ реяхъ. Уже забрезжилъ мутный свѣтъ зари сквозь черное небо, когда въ изступленiи она бросилась въ море и утонула. Мы приняли ея нѣжное тѣло въ свои холодныя объятiя, мы обнажили ея бѣлую грудь, разметали золотистыя кудри и схоронили на днѣ океана; тамъ въ холодной пучинѣ лежитъ она подъ скалой, поросшей кораллами. А душа ея поднялась въ горнiя страны. Ты горевалъ по ней, искалъ, стремился къ ней и немногимъ пережилъ ее. Въ набѣгѣ погибъ ты отъ удара храбраго испанца. Душа твоя понеслась надъ пѣнистымъ моремъ, a сѣдой морской духъ нормановъ старый и вѣчный какъ мiръ сказалъ тебѣ: «Ты любилъ ее такъ сильно и свято, что новыя перерожденiя не сотрутъ въ тебѣ страсть къ ней, и ты будешь искать ее и въ поискахъ находить ее въ жизняхъ, но она до тѣхъ поръ не полюбитъ тебя и не будетъ принадлежать тебѣ душой, пока ты не познаешь страданiя. Ищи-же ее, я даль тебѣ признакъ ея существа, хотя ты и самъ будешь чувствовать ее. Въ слѣдующую жизнь обликъ ея останется почти неизмѣннымъ, но глаза станутъ зелеными, какъ это море, въ которомъ она умерла. Ищи-же ее, сказалъ духъ и пронесся далѣе — «Ты нашелъ ее», шептали тихо волны, но она тебя не любитъ и забыла давно: ты не знаешь, что значитъ страдать.

1911 г.

G. L.


Назад к содержанию номера

Оцѣните статью
( Пока оценок нет )
Подѣлиться с друзьями
Журналъ "Изида"
Добавить комментарий

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта